Что скрывает закон о клевете?
28
- Вересень
2012
Posted By : Сергій Рачинський
Что скрывает закон о клевете?

Белые обложки нескольких журналов и газет привлекли таки внимание немногочисленной публики, покупающей еще бумажную прессу, к акции протеста против решения парламента Украины одобрить в первом чтении дополнение Уголовного кодекса страны статьей об уголовной ответственности за клевету.

Нет, эта тема не стала предметом сколько нибудь заметного обсуждения в офисах, барах и кафе. Все ограничилось критикой со стороны некоторых журналистов-активистов, которые усмотрели в новой инициативе еще одну попытку власти ограничить свободу слова.

Те, кто купил “протестный” номер журнала “Корреспондент”, с зияющей белизной первой страницей обложки, не обнаружили среди материалов сколько-нибудь серьезного обсуждения ситуации вокруг скандального законопроекта. Разворот с инфографикой, предсказывающей Украине место среди стран-изгоев в случае одобрения уголовного наказания за клевету и колонка Виктории Сюмар, давно ведущей неравную борьбу с властью на медийном фронте. Это все. Тогда как поговорить есть о чем и не только об ограниченности чиновников, погрязших в предвыборных схватках за будущие мандаты.

Дополнительную интригу в ситуацию вокруг законодательной инициативы депутата Виталия Журавского, о существовании которого едва ли вспомнили бы потенциальные избиратели, если бы не критика в его адрес, внес сам автор законопроекта, отозвав его, обратившись с соответствующим заявлением в парламент. Следует заметить, что это далеко не редкость в практике нынешнего созыва Рады. Едва ли не каждый принятый ею закон вскоре кардинальным образом переделывался, вплоть до полной отмены. До неузнаваемости уже “переработан” ставший культовым для нынешней власти Налоговый кодекс, который был объявлен вершиной законотворческой деятельности лучших профессионалов от власти.

Если почитать что собственно предлагает депутат Журавский, а его проект – это весьма короткая статья, которую он хочет добавить в существующий Уголовный кодекс, то становится очевидно, что перед нами лишь сырой набросок в котором отсутствуют самые очевидные определения и формулировки.

Клеветой автор называет “распространение заведомо неправдивой информации о личности, приведшее к серьезным нарушениям здоровья”. Наказание, которое предусматривает автор за это – до пяти лет лишения свободы. Не думаю, что в УК можно найти еще статью, где так расплывчато формулировался бы состав преступления за которое полагалось бы столь серьезное и очень конкретное наказание.

Распространение где и как, среди кого? Какие такие серьезные нарушения? А если человек уже серьезно болен, или наоборот, силен здоровьем, его можно оклеветать безнаказанно? Что за информация, что понимается под этим словом, имеющим настолько широкое толкование, что смысл его утрачивается без дополнительных уточнений?

Что касается каналов распространения ЗНИ (заведомо неправдивой информации), то упоминаются лишь СМИ и то, как отягощающий фактор. Клевета в СМИ влечет за собой самое тяжкое наказание.

Собственно, импровизированный анализ законопроекта можно на этом закончить. Он выглядит черновиком, наброском, плодом воспаленного воображения законодателя-энтузиаста. То, что этот экспромт лихо преодолел первое чтение в парламенте говорит о том, что коллеги депутаты нашли в нем что-то, что позволило им закрыть глаза на формальные недостатки документа (не в первый раз) и быстро проголосовать.

Выводы критиков о том, что власть имущие депутаты испугались честных журналистов, способных разрушить их репутацию и поспешно решили назвать все будущие разоблачения “клеветой”, так же слабы, как и текст документа.

В украинской политике нет понятия репутация. Оно заменено другим – лояльность. Если ты лоялен властной группировке – тебе ничего не угрожает. Что бы о тебе ни писали в газетах и ни говорили по ТВ. Сомневающимся рекомендуем проанализировать все, что было написано и сказано в последнее время в СМИ о президенте. Существуй в украинской политике понятие репутация, ему пришлось бы, по меньшей мере, уйти в монастырь и замаливать грехи. Вместо этого он фотографируется с Бараком Обамой на фоне развернутого знамени ООН.

Для того, чтобы решать вопросы с особенно активно рубящими правду-матку журналистами “оклеветанному” совсем не обязательно обращаться в суд и доказывать потерю здоровья. Здоровье в таких случаях, и это уже не раз было доказано на практике, теряет как раз борец за правду. И без всякого приговора суда, а вследствие ударов тупым (если повезет) предметом по голове. Никому в нынешней власти не придет в голову усложнять судебной тяжбой эту простую, недорогую и эффективную практику. А то, чем может обернуться тюремное заключение политических противников, они уже хорошо знают.

Думаю, понятно, что попытка подвести под статью о клевете тему борьбы со свободой слова выглядит в украинских реалиях слишком натянутой. Зачем же понадобилось так быстро принимать законопроект со столь мутным содержанием? Позволю себе высказать свою версию.

Эта статья не о клевете. Это попытка, неуклюжая, как и вся законотворческая деятельность нынешней власти,  стереть грань между СМИ и свободным миром информации – интернетом. Все предыдущие попытки зарегулировать интернет и заставить сайты регистрироваться закончились ничем. Такие попытки будут продолжаться, но слишком многим стало ясно, что “нагнуть” глобальную сеть, скорее всего, не удастся. И более простые задачи чиновниками были провалены, а тут – не шутка, интернет. При этом, никому уже не надо объяснять, что судьба будущих выборов, любых, в Украине будут решаться не в погрязшем в безудержном угаре примитивных развлечений ТВ или в умирающей на глазах прессе, а в интернете. А он все еще свободен.

И поэтому – опасен. Опасен “клеветник” пишущий не в газету, а на сайт. Опасен не тот у кого удостоверение журналиста в кармане, а тот, у кого популярный ник и тысячи читателей. В виртуальном мире битой не помахаешь. Придется подключать самый справедливый суд.  А для этого надо найти повод. И он нашелся – клевета. Не даром в законопроекте так неясно определены каналы распространения ЗНИ. Упоминание СМИ осталось, но интернет-сайт – это не СМИ. Блог – это не СМИ. Соцсети – это не СМИ. Поэтому применять надо широкий охват – распространение вообще. А каков синоним слова распространение в 21 веке? Правильно – интернет.

Все что происходит вокруг закона о клевете – это перегруппировка власти в ее непримиримой борьбе со свободой интернета.  Сети объявлен региональный джихад  – на кону слишком многое.  Издания и их владельцы, тратящие на свои журналы и телеканалы миллионы, могут пока расслабиться. Их сайты тоже  вне зоны главного удара. Львиная доля пользователей сети распространяет свою и черпает чужую информацию из ресурсов, имеющих иностранную прописку и дотянуться до них сложнее, чем до карманных СМИ местных олигархов.

Артподготовка началась. Атака – не за горами. Все, кто пользуется интернетом и пишут о политике (теперь это и о котиках, тоже), будут определяться как клеветники, лишающие здоровья “народных избранников”. Судам будет чем заняться.  На свободе останутся не те, кто оправдан, а те, чья вина не доказана. Пока.

 

telegram
Category:

Залишити відповідь