27
- Грудень
2014
Posted By : Сергій Рачинський
Новые медиа в 2014 году. Субъективные заметки

Чем ближе конец года, тем больше внимания к текстам, в которых авторы берутся подводить разного рода итоги. Правда, в фейсбуке затея с “итогами года”, похоже, провалилась и вместо энтузиазма у многих вызывает раздражение. Это лишний раз доказывает, что затягивать с подведением итогов года не нужно и важно быть среди первых. Надеюсь я не опоздал, хотя о том, что происходило в украинских медиа в уходящем году можно уже прочитать, например, тут и тут.

2014-й был непростым годом для украинских медиа, и также, как и во всех остальных сферах нашей жизни, происходившее в медиа в этом году во многом определялось событиями года предыдущего. Как мы все теперь видим, непродолжительная “эпоха Януковича” оставила после себя глубокую рану на теле страны, которая еще долго будет воспаляться, гноиться и тревожить нас фантомными болями. Имеющиеся в нашем распоряжении средства пока помогают мало и имеют неожиданные и очень болезненные побочные эффекты.

Становится ясно, что и перемены к лучшему, и перемены к худшему, которые во многом форматируют нашу нынешнюю жизнь, не смогли существенно повлиять на идущий уже многие годы процесс деградации украинских медиа. Глубокий кризис, поразивший все стороны медиа-пространства в нашей стране в начале 2000-х, не ослабевает и делает медиа все менее чувствительными к изменениям в жизни общества.

Медиа и интернет

Распространение интернета, в котором многие до сих пор видят угрозу СМИ и привычному порядку вещей в журналистике и медиа-бизнесе, на самом деле практически никак не сказалось на этой сфере деятельности. Растет лишь разрыв между медиа и обществом, возникший, впрочем, гораздо раньше. Журналистика и медиа уже долгие годы являются частью функционирующей в стране государственной машины, в то время, как интернет, оставленный на время без пристального внимания чиновников, стал элементом привычного образа жизни значительной части населения страны.

Украинские медиа и интернет так долго не находили (и не находят до сих пор) общего языка не в силу технологических особенностей или принципиальных несовпадений бизнес-моделей, а в силу глубинных различий между целями и функциями государства, интересы которого тотально обслуживались всеми СМИ, и интернета, в котором общество нашло доступную и понятную альтернативу традиционным огосударствленным медиа, и где информация распространялась без видимых ограничений свободы выбора.

Беспрецедентная близость СМИ и государства, возникшая в Украине после того, как в стране восцарился режим Кучмы, стала следствием того, что государство оказалось единственным заказчиком и читателем большинства СМИ в стране, в которой было покончено с рыночными перспективами развития экономики и гражданскими свободами. Распухшее государство, при помощи своих партнеров-олигархов, активно вытесняло в “тень” все живое и восприимчивое к новому. По мере развития интернета значительная часть информационной активности уходила в сеть. Все больше становилась пропасть между отсталым и медленным государством и все еще ограниченными, но все более настойчивыми, попытками людей строить виртуальную жизнь, основанную на принципах свободы и права.

Своей кульминации государственный режим, созданный Кучмой, достиг при Януковиче. Он отбросил условности и встал на путь тотального грабежа, мобилизовав для этого все имевшиеся ресурсы, в том числе и СМИ. Деформированный государством рынок и задушенная предпринимательская активность людей привели к тому, что потребность в обмене качественной информацией в стране практически перестала существовать. Этому способствовал и успех власти в искоренении попыток политической конкуренции.

О природе новостей

Размышления над природой и особенностями возникновения и распространения информации привели автора к однозначному выводу. Информация генерируется и потребляется лишь теми, кто вовлечен в предпринимательскую деятельность, в самом широком смысле этого слова. Лишь люди, ведущие активную деятельность на свободном рынке и создающие посредством свободного обмена на этом рынке новую ценность и богатство, создают в процессе деятельности новости. Они, в свою очередь, также нуждаются в новостях, чтобы открывать новые возможности для предпринимательства.

Чем ниже уровень предпринимательской активности, тем ниже интерес к медиа и любой информации. Тем уже спектр медиа и объем информации, потребляемых человеком. Тотальный государственный контроль и госмонополии таким образом убивают медиа, лишая их важнейшей роли, которую они играют в свободном обществе – помогать каждому человеку делать важный выбор, снижая его риски. Вместо этого, медиа трансформируются в командный рупор, в пропагандистскую машину, не имеющую ничего общего с информацией и новостями.

В этой связи важно понимать, что не существует государственной “поддержки” СМИ. Т.е. деньги могут выделяться, но они лишь ускорят полную ассимиляцию медиа государственными структурами. СМИ неизбежно будут терять связь с аудиторией, с обществом вообще, превращаясь в отдел пропаганды очередного министерства или администрации. Лишенное экономических и политических свобод население, перестает интересоваться состоянием медиасреды, проблемами свободы слова, и в конце концов, новостями вообще, которых становится все меньше. Люди сводят свое медиапотребление к узкому кругу друзей, родных и немногих тех, кому они лично доверяют. В этом кругу будет распространяться действительно важная и нужная, но весьма простая и незатейливая информация. Людям будет не по карману, да и просто не нужна, подготовленная профессиональными журналистами информация и новости о том, что происходит вокруг. Лишенные необходимости делать важный для своей жизни экономический или политический выбор, люди сворачивают свой интерес к внешнему миру, переключаясь на более приземленные малоинформативные проблемы выживания и конкуренции за ограниченные ресурсы.

Именно такой Украина вошла в 2014 год.

Медиа после Майдана

Если для населения страны в результате восстания на Майдане спектр возможностей для развития общественных отношений на некоторое время расширился, то на медиа это практически не отразилось. Ослабевшее было государство и кризис экономики стали причинами некоторых изменений, выразившихся в объеме и качестве медиарынка и состоянии журналистики, но которые, тем не менее, не вызвали никаких существенных трансформаций. Надеждам на “освобождение” и “возрождение” медиа не суждено было сбыться, т.к. не последовало экономического освобождения населения и существенного ограничения государственного давления на все сферы жизни, включая политику.

Долгие годы государственного рабства, низкий уровень образования и ряд других причин, изучением которых еще предстоит заняться, привели к тому, что население Украины первым делом озаботилось не гарантиями личной свободы, а восстановлением государственного аппарата и всей машины принуждения и грабежа, которая на какое-то время дала сбой. Война дополнительно усложнила выбор приоритетов и в считанные месяцы государство, проигравшее было обществу в схватке за будущее, восстало в еще более зловещей форме. Первые же его шаги, несмотря на частичную смену лиц и формальной риторики, показали, что оно будет жестко сопротивляться возникновению экономической и политической конкуренции. А значит, и перспективы возрождения украинских медиа откладываются на неопределенное будущее.

Онлайновых медиа в Украине нет

В отличие от многих обозревателей и экспертов, ваш автор уверен, что в Украине нет онлайновых СМИ. Т.е. таких, которые бы принципиально чем-то отличались от традиционных газет и журналов, кроме замены бумаги на окно браузера.

telega

Это не удивительно, потому что те несколько сайтов, которые появились в интернете в 2000 году и несколько ранее, так и остаются основными медийными ресурсами в глобальной сети. Три–четыре сайта, среди которых нужно называть Украинскую правду, Корреспондент и Лигу, сами или через свои менее масштабные клоны, по-прежнему формируют основу рынка СМИ в интернете, так и не став, по сути, полноценными онлайновыми медиа. Они все еще практикуют традиционные технологии создания контента достаточно крупными централизованными редакциями “газетного” типа, транслируют сообщения информационных агентств, работающих также, как они работали 20-30 лет назад, и зарабатывают теми же приемами, которые были придуманы еще на заре печатного дела, размещая рекламу возле текста.

Те новаторские элементы и приемы, рожденные уже в сети, и которые перечисленные сайты применяют в своей работе, тем не менее, не делают их продуктом новой эпохи. Это пример полностью перетянутых в новую среду традиционных решений, любая попытка модернизации которых приведет к потере аудитории, сохраняющей лояльность, в первую очередь, в силу привычки и отсутствия реальной конкуренции среди СМИ. При этом, именно непрерывная модернизация является главным условием появления и развития во всем мире новых форм медиабизнеса в интернете.

Появляющиеся время от времени попытки сделать в нашем интернете что-то новое, как правило, терпят неудачу, потому что создатели не могут полностью оторваться от стереотипов, навязанных лидерами. Доминируют традиционные и даже архаичные представления о медиа, почерпнутые на разного рода тренингах и семинарах. Поэтому, что бы в Украине не появлялось в сети, это будет более или менее точная масштабная копия УП, Корра или Лиги. Это не оставляет шансов аудитории, которая продолжает ходить за “новостями” и “аналитикой” на упомянутые уже порядком надоевшие ресурсы.

Некоторые позитивные примеры новых решений можно было в этом году найти на специальных или нишевых ресурсах. Они гораздо ближе к аудитории, которую хорошо знают и пытаются ей угодить. Они не пытаются, как “общественно-политические СМИ” работать на всех, без разбора, собирая массу, а не свою аудиторию. Нишевые ресурсы также понимают, что у пользователя на все просто нет времени, поэтому не пытаются заменить ему собой “весь интернет”, четко придерживаясь тематической и стилистической дисциплины.

Умелое использование технологий продвижения, рекламы и приемов “сбора” публики, разбросанной на просторах сети, позволяет многим сайтам демонстрировать неплохие показатели посещаемости. Однако, о большинстве из них их читатели, скорее всего, не вспомнят, если вдруг не найдут на них ссылки.

Недавний переход известных журналистов из нового в “старый” проект иллюстрирует главную тенденцию для украинского интернета 2014 года: время традиционных “редакционных” проектов в интернете уходит. Все кто не успел, могут забыть о планах создать что-то “покруче” УП. Это не впервые, когда мы, по сути, пропускаем целую эпоху в развитии медиа. В Украине так и не возникло качественной национальной ежедневной газеты. И в 2014-м, как и ранее, вы не найдете ни одного медийного сайта среди лидеров посещаемости в Украине.

На смену монстрам из прошлого, между тем, приходят небольшие сайты за которыми стоят маленькие коллективы, порой из 1-2 авторов. В 2014 году в контент-бизнесе мы продолжили движение от стационарных редакций в сторону индивидуальностей – персональных медиа-брендов и мобильных, непостоянных, авторских коллективов. Журналисты нам все чаще знакомы по имени, а не по названию издания, в котором они работают. Эта тенденция хорошо сочетается с реальным положением вещей на рынке.

Это положение вещей заключается в том, что с развитием интернета, дела в медиа больше не определяются тем, что происходит в редакциях и медиа-холдингах. Как выглядит медиарынок и как себя чувствуют его участники зависит от состояния аудитории, т.е. от того, что происходит не по ту, а по эту сторону экрана.

В Украине, где по указанным выше причинам нет рынка для качественной профессиональной журналистики, пользователи интернета способны, и уже создают, альтернативу традиционным медиа в форме масового авторства в социальных сетях. Многие пользователи соцсетей, далеко не журналисты, формируют вокруг себя значительные устойчивые группы друзей-читателей, которые, сознательно или спонтанно, добровольно и бесплатно распространяют контент, еще больше увеличивая охват аудитории. Именно такая индивидуальная информационная деятельность становится все более эффективным способом распространения контента, заменяя традиционную дистрибуцию и рекламу. В 2014 году этого нельзя было не заметить.

Стримминг против всех

События на Майдане и вокруг него, смена власти и формирование нового парламента, аннексия Крыма и война на Востоке, все это способствовало беспрецедентному всплеску интереса широкой публики к большинству действовавших на то время информационных ресурсов – от лидеров, до самых скромных блогов. Однако, уникальная по насыщенности информационная картина в стране не изменила ситуацию на медийном рынке. Большинство ресурсов не смогли конвертировать пришедшую публику, проявившую активный интерес к горячим новостям, в устойчивую аудиторию. По мере ослабления политического и военного противостояния в стране ослабевала и активность читателей.

Казалось бы, невиданный ранее интерес аудитории к новостям должен был стимулировать журналистов и редакторов к созданию новых интересных информационных продуктов и сервисов. Однако, публика получила на всех сайтах, включая ресурсы мощных международных медийных организаций, таких как Радио Свобода, Би-би-си или Немецкая волна, практически идентичный набор материалов. Наиболее интересным в таком наборе была героическая работа журналистов, ведущих прямую трансляцию с места событий. Это же делали и многочисленные энтузиасты-любители, забиравшиеся со своими смартфонами в самые горячие точки. Бум стримминга полностью затмил собой любые другие форматы, уравняв шансы на успех как гражданских журналистов, так и журналистов профессионалов. Большим, дорогим коллективам оказалось нечего предложить пришедшим к ним читателям сверх традиционного информационного набора “мирного времени”. Неудивительно, что исчезновение со страниц сайтов прямых трансляций немедленно повлекло за собой отток аудитории, которая возвращается к своему традиционному медиапотреблению.

Отдельные качественные журналистские тексты и расследования не в состоянии переломить эту тенденцию к падению интереса к медиа после внезапного всплеска в начале года. Подавляющее большинство информации на всех без исключения сайтах по-прежнему представляет собой официальную хронику, а также прямую или слегка замаскированную политическую рекламу действующих политиков и чиновников.

zasidannya

Уделяя особое внимание продвижению и привлечению аудитории с помощью агрегаторов контента и прочих подобных автоматизированных сервисов, сайты, работая с информацией, все больше учитывают не интерес человека, а алгоритм поискового робота. Новостная лента все больше похожа на сплошной поток, в котором очень сложно выловить что-то важное или достойное внимания.

Однако главная угроза медиа исходит не от программистов и оптимизаторов, а от чиновников. Новая власть ближе к концу года вынула из ящиков наработки старой и наращивает давление на интернет, пытаясь навязать этой свободной среде регулирование и контроль. Государство поглотившее практически полностью традиционные медиа, поставив их на службу своим интересам, теперь мечтает накинуть узду и на интернет. Прикрываясь государственными “интересами”, войной и информационным противостоянием с агрессором, чиновники протаскивают в парламент и правительство самые махровые сценарии ограничения свободы слова в интернете, где они находят поддержку. Именно в конце 2014 года эти угрозы стали, как никогда ранее, реальными. Правительство подготовило ряд законопроектов, целью которых является обеспечение “кибербезопасности” и противостояние враждебной пропаганде, а на самом деле, желание получить в свои руки “красную кнопку”, позволявшую бы отключать любой сайт без суда и следствия.

Борьба за свободу слова в интернете и составит основное содержание деятельности в сфере медиа в следующем году. От исхода этой борьбы будет зависеть не только судьба журналистики и информационного рынка в стране, но и судьба всех нас как народа.

 

google+
telegram