11
- Червень
2013
Posted By : Сергій Рачинський
Общественное телевидение для государства

Не секрет, что нас все меньше интересует телевидение. Для этого есть несколько причин. Главная из них – у нас нет на это времени.

Чем активнее ваш образ жизни, чем разнообразнее ваши интересы и чем важнее для вас знать больше и лучше обо всем, что происходит вокруг, тем меньше вас интересует телевидение, как таковое, как медиа. При этом, видео вам доступно все в больших количествах из самых разных источников. Телевидение утратило монополию на видео и это признали сами телевизионщики, все чаще показывающие в своих программах ролики с youtube.

Пенсионеры и дети – вот аудитория отечественного телевидения, по крайней мере, на ближайшее будущее.

Для всех остальных “окном в мир” стал интернет. Традиционное телевидение тоже пришло в интернет, но ему тут неуютно – все, на чем держится финансовая мощь этой очень дорогой медиа-технологии, в интернете теряет смысл и цену. Стать же поставщиком бесплатного контента – перспектива для ТВ совершенно  непривлекательная. Отдавать бесплатно то, что стоило больших денег в производстве – глупо.

И вот в эпоху бурного роста интереса украинцев к интернету, в первую очередь, благодаря социальным сетям и доступу к бесплатному видеоконтенту, и, соответственно, превращения телевидения в незатейливое развлекательное зрелище для бедных, ленивых и нетребовательных, нам предлагают сразу два новых проекта названных “общественным интернет-телевидением”.

Идея “Спільнобачення” уже в общих чертах стала известна заинтересованной публике, а проект hromadske.tv будет презентован буквально в то время, когда пишется эта статья.

Оба проекта собираются заниматься журналистскими расследованиями и ориентируются на неравнодушную, социально и политически активную аудиторию. Т.е. именно, или как сейчас принято говорить у продвинутых журналистов, ровно, ту аудиторию, которая давно и надолго поставила на ТВ жирный крест, уйдя без остатка в интернет.

Общественное интернет-телевидение – это что?

Что же такое это общественное интернет-телевидение (ОИТ) о котором нам рассказали инициаторы указанных проектов? И первый и второй проект оформлены как общественные бесприбыльные организации. Оба проекта рассчитывают на широкий спектр источников финансирования, включая доходы от рекламы. Т.е. фактически они ставят своей целью потратить выделенные спонсорами деньги на зарплату, занимаясь делом, которое знают и любят. Они при этом сознательно избегают хоть частично, но рыночных механизмов оценки успешности.

Почему в названии проектов присутствует интернет? Это очевидно. Интернет – это дешевый канал распространения контента, а инициаторы хотят тратить на техническую сторону дела как можно меньше. При этом, они рассчитывают, что готовый продукт будет сам себя “продавать”, т.е. найдет свой путь к аудитории. Никто не хочет думать о том, что в интернете нет принудительного просмотра, свойственного традиционному ТВ, когда у зрителя просто очень ограниченный выбор и он вынужден смотреть даже то, что ему не интересно.

Интернет также удобен как среда получения дешевого контента. На это рассчитывают оба проекта, активно приглашая волонтеров-журналистов. Путь этот, скорее всего, ничего не даст. Интересный материал уже сейчас можно выложить в соцсетях и получить свою аудиторию.

Сложнее с телевидением. Упоминание о том, что оба проекта представляют собой телевизионные проекты, присутствует, но инициаторы стараются по возможности заменить это слово чем-то вроде канал, вещание и т.д. Они прекрасно понимают, что телевидение не тот формат медиа, который интересен их аудитории. Но, тем не менее, отказаться от телевизионной природы того, что они делают, энтузиасты ОИТ не могут. Тут имеет место явный конфликт, и природу его мы рассмотрим ниже.

Телевидение – зачем оно?

Телевидением – дорогим, неуклюжим, зависимым от власти, ограничивающим зрителей своим культом вещания – сегодня интересную и перспективную аудиторию не привлечь.  Она хочет сама решать, что и когда ей смотреть, а вместо вещания хочет видеть участие и партнерство – т.е. зритель выступает за то, что противоречит самой природе телевидения.

Но с другой стороны, именно телевидение может получить достаточно большие бюджеты от спонсоров, а также привлечь рекламодателей, которые охотно тратят на ТВ большие деньги и пока почти полностью равнодушны к онлайну. Т.е., даже в коктейле с онлайном, ТВ остается тем, что привлекает деньги и на это трудно не обращать внимания.

Однако, мне кажется, дело тут не только в деньгах. Вернее, все как раз в них, но есть еще один важный фактор успеха, выраженный в денежной форме – и это не деньги спонсоров или мелочь от зрителей.

Выходя в интернет, оставаться телевидением, авторам проектов необходимо потому, что на самом деле они все это делают не для тех, к кому обращаются в своих меморандумах. А для тех, для кого работает и продолжает работать отечественная журналистика – для чиновников и начальников. Для власти. Для государства.

Расследования для расследуемых

На эту мысль меня подтолкнуло недавнее публичное выступление одного из ключевых участников проекта hromadske.tv. Известный журналист и телеведущий охотно рассказал аудитории о том, как важны сегодня интернет-расследования, проводимые журналистами в прессе и на ТВ. Важны они, по его словам, для самого государства. “Расследование, это тут случай, когда вы призываете власть саму себя наказывать”, сказал он. И добавил, что “когда появляется расследование, то его последствия нельзя обойти без вмешательства самой власти”. Важно также, считает журналист, “чтобы после журналистского расследования началось и официальное расследование”. Посмотрите эту запись до конца – вам многое станет ясно.

Если учесть, что именно журналистские расследования предполагается сделать козырным продуктом ОИТ, становится ясно, к кому собственно, они, эти расследования обращены. Власть должна увидеть, узнать, отреагировать и продолжить дело, начатое журналистами – так считают те, кто предлагает нам ОИТ.

Вот эта прямая связь между журналистами и государством, занятыми важными делами по усовершенствованию системы власти и выявлению “имеющихся недостатков”, осталась в наследство от советской эпохи. Нынешнее состояние дел в стране ненамного отличается от старых времен. Журналисты все также хотят быть на острие проблем, вскрывая “нарывы” и выявляя пороки действующей системы, служа ей и стремясь сделать ее лучше.

Это понятно, ведь за свою работу они получают деньги не от читателей и зрителей, а от государства, хоть и не всегда напрямую, порой – через капиталы приближенных к государству “успешных предпринимателей”.

А раз так, то именно телевидение может быть тем единственным каналом, той единственной формой, в которой “успешный” журналист может донести до самого высокого уровня власти результаты своего  расследования.  Среди чиновников, уже постепенно привыкающих к мысли, что газеты – это дело прошлое, телевидение по прежнему является “важнейшим из искусств”. И именно в виде ТВ картинки они способны воспринять тот месседж, который собираются посылать им общественные журналисты.

И журналисты хотят это делать, даже выйдя в интернет.

В цитируемом мною выступлении почти не упоминаются те, для кого и ради кого работают журналисты – а это граждане страны. Им уготована роль поставщиков недорогого контента, тогда как готовый продукт будет представлен на суд тех, у кого власть и деньги – государственным начальникам.

Журналисты знают это лучше, чем кто либо другой.

 

telegram