21
- Грудень
2012
Posted By : Сергій Рачинський
Освобождение от Киселева

Все, кто следит за ситуацией на украинском ТВ, не оставили без внимания слухи о том, что Евгений Киселев покидает телеканал “Интер”, а в программу “Большая политика” пригласят нового ведущего (-щую).

О том, что Киселева использовали и теперь бросили, как всегда обстоятельно, написал в своей колонке Отар Довженко на Телекритике.

У меня нет никаких инсайтов и я не знаком с мнением посвященных людей, знающих о том, что происходит в мире украинского ТВ больше простых зрителей. Я встречался с Киселевым лишь раз и мы перекинулись парой слов, пока он готовился к эфиру на Радио Свобода у Виталия Портникова. Могу подтвердить, что Киселев – крупная фигура, выгодно отличающаяся не только размерами, но и умением говорить и, вообще, общаться с окружающими. Это все еще редкое качество для наших разнокалиберных медиа “звезд”.

Несмотря на то, что Киселева я знаю лишь как зритель, не могу не высказаться о том, что может означать его уход с “Интера” для программы и, так сказать, для заинтересованных кругов.

******

Во-первых, это хорошо, что он действительно уйдет. Для телевидения, для зрителей и для политики, уж какая есть.

Дело в том, что в Украине существует миф о том, что ТВ влияет на выбор избирателей едва ли не самым радикальным образом. Тот, кто будет в эфире – тот и победит на выборах, говорят эксперты и полит-маркетологи. Этот миф активно культивируется и собственниками каналов – они успешно продают свою лояльность власти или оппозиции и получают деньги, места в проходных частях списков, а наиболее успешные медиаменеджеры – и то, и другое.

Не будет большой ошибкой утверждать, что в этих выборах выиграл больше всего тот, кто меньше светился на телеэкране.

Недавние выборы впервые очень ясно показали, что этот миф начинает слабеть и таять на глазах. Власть собрала у себя в кулаке все ТВ, но, рискну утверждать, что затраты на это не оправдали той малой доли полученных политических дивидендов. Даже наоборот – тупая реклама и неспособность связать два слова в эфире сыграли с лидерами от власти злую шутку. Ее спикеры оказались не способны донести в выгодном свете свои позиции (или конструкции политтехнологов) даже при полной поддержке телевизионных мастеров своего дела, включая консультантов по общению с медиа.

Кроме того, ТВ стало источником уникального видеоконтента – множества ляпов и проколов в исполнении влиятельных гостей в студии, которые ранее были бы перемонтированы и стерты, а теперь множатся в соцсетях и полностью искажают эффект дорогих пропагандистских телепроектов, будучи доступными на любом мобильном телефоне. Не будет большой ошибкой утверждать, что в этих выборах выиграли больше всего те, кто меньше светился на телеэкране. Примером тому – косноязычный Кличко, которого отчаянно тянули на экран, в том числе и Киселев в свою “Большую политику”, выпячивая его проблемы с украинским, и вообще, языком.

Собственники “Интера” не могут этого не замечать и, скорее всего, уже получили свою процию неудовольствия от влиятельных заказчиков. Власти, по-прежнему наиболее богатому клиенту ТВ, будет все сложнее втереть необходимость оплачивать растущие бюджеты на проведение телевизионных рекламных кампаний, главной частью которых являются политические ток-шоу. А раз так, то нет смысла делать их неоправданно дорогими. Под нож идет самый (один из самых) высокооплачиваемый ресурс такого ток -шоу – приглашенный из России ведущий.

****

Во-вторых, уход Киселева, скорее всего, вернет в повестку дня вопрос о языке. Это очень важный момент. Двуязычие наносит украинскому телевидению тяжелейший урон. Шизофреническая традиция двойного ведения программ, когда один ведущий говорит по-русски, а второй – по-украински, привела телевидение в тупик, не позволяющий ему дальше развиваться.

До сих пор вы можете увидеть в студиях всех телеканалов украиноязычных ведущих, которые с облегчением переходят на русский, как только выключается камера.

Первое время молодые телеканалы лихо справлялись с проблемой тотального русскоязычия экс-советского телевидения массовым набором малодежи на Западе страны, где юноши и девушки разговаривали на родном языке в семьях и школах. Владение украинским фактически заменило все остальные профессиональные требования и по мере развития медиарынка и усложнения набора слов, который надо было произносить в эфире, стало ясно, что вчерашние дикторы не потянут новые форматы – им просто не хватает словарного запаса, а отсутствие привычной среды привело к массовому заражению речи “столичными” русизмами и суржиком. До сих пор вы можете увидеть в студиях всех телеканалов украиноязычных ведущих, которые с облегчением переходят на русский, как только выключается камера.

Импорт матерых телевизионных мэтров из России – Д. Киселева, потом С. Шустера и Е. Киселева, как-то оправдывал присутствие русского языка на площадках украинского ТВ. Поголовное как-бы русскоязычие основных говорящих голов Партии регионов, включая первых лиц, также давало телеменеджерам передышку. На фоне вульгарного суржика лидеров, речь любого ведущего звучала для украинофона словно музыка.

Оставим в стороне чисто политические спекуляции на языке, которые использовала власть в своей деятельности. Обратимся к рынку медиа. Тут ситуация развивается совсем не по сценарию удобному нынешней власти.

Украина, все более охотно говорит по-украински. В университетских аудиториях и социальных сетях все больше молодежи пишет и говорит на украинском, потому что они учились в школе именно на этом языке. Качество русского языка становится все хуже – даже у тех, кто учился на нем в русскоязычной школе на Востоке или Юге страны. Что бы не предпринимала власть, коверкая языковую политику, украинцы все комфортнее чувствуют себя в украиноязычной среде и спрос на контент на родном языке и, в первую очередь на тех, кто такой контент способен создавать, быстро растет.

Можно ожидать, что телевидение будет вынуждено сделать окончательный выбор в пользу украинского, если хочет оставаться на профессиональном уровне и работать на достаточно широкую аудиторию.

И главное тут – необходимость культивировать и развивать на ТВ языковую культуру, иначе вскоре может оказаться так, что телевидение, где еще местами ценят грамотную и качественную речь, отстанет от своей аудитории, которая просто откажется от “звезд”, овладевших лишь примитивным суржиком.

******

В-третьих, украинское телевидение еще имеет шанс не превратиться окончательно во вспомогательную площадку российского медиарынка.

Никто не знает, как долго телевидение еще сможет морочить голову рекламодателям, пользуясь тем, что интернет-рекламой занимаются те, кто плохо в ней разбирается.

Делать тут продукт из расчета на продажу там, а в это же самое время крутить у себя то, что там уже отработало, – согласитесь, это не выглядит как дальновидная стратегия. А стратегия нужна. Никто не знает, как долго телевидение еще сможет морочить голову рекламодателям, пользуясь тем, что интернет-рекламой занимаются те, кто плохо в ней разбирается.

Быстро подрастает поколение, которое запросто сможет отказаться от телевидения, потому что не заметит его присутствия. Более того, молодежь отучит от телевидения своих родителей и бабушек с дедушками. Все реже можно увидеть студента, который регулярно смотрит основные телеканалы. Те, кто рад активным продажам телевизоров, гонят от себя мысли о том, что новые владельцы многодюймовых экранов совсем не нуждаются в том, чтобы подключать к ним традиционное телевидение.

И любая спасительная для ТВ стратегия может строиться только на высоком уровне профессионализма. Этот уровень давно уже не по плечу таким монстрам из прошлого, как Е. Киселев. Он, как никто другой на наших экранах, показал как можно стать успешным ведущим дорогого шоу используя лишь старые трюки, по инерции, на классе, как говорят спортивные комментаторы. В Украине такое еще возможно. Но с этим надо кончать. Вчерашние заслуги и скудость местной скамейки запасных не могут быть оправданием для сложившейся ситуации.

Как бы ни было трудно, но надо искать и учить новых людей, способных делать новое украинское телевидение. И начинать нужно с прощания с легендами прошлого. Не уверен, что у них нужно спрашивать совета. Не надо отвлекать их от написания мемуаров.

(фото – http://fotopress.kmyard.ru/tag/arhiv?page=51)

telegram