Вересень в прайм-тайм на Першому

По дороге из дома в метро теперь висит бигборд с лицом Вересня и логотипом UA:Перший. Это один из серии рекламных щитов нового общественного телевидения. Что они рекламируют? Ответ на этот вопрос далеко не очевиден.

Проще всего подумать, что публике сообщают названия новых передач телеканала с указанием времени их выхода в эфир и лицами ведущих. Такая себе, иллюстрированная телепрограмма. Вересень, кстати, иллюстрирует программу «Вересень», которая выходит по средам. Бигборд сообщает мне о том, что Микола Вересень теперь работает не на том канале, где работал, а на другом.  Собственно, а где он не работал?

Такой же минимум информации потенциальному зрителю несет и название еще одной программы — «Прайм-тайм». С ее рекламы нам по-американски улыбается Мирослава Гонгадзе, занимающая, при этом, ответственную должность на радио «Голос Америки». Прайм-тайм есть у каждого канала — это самое дорогое и популярное время эфира. У кого-то он по часам раньше, у кого-то позже. Но передачи прайм-тайма имеют название. На Першому решили не усложнять и использовать заграничное слово, даже два заграничных слова, чтобы подчеркнуть, видимо, американские связи, которые, как известно, исключительно важны для украинского правительства, и не только на телевидении.  Кстати, «Вересень» тоже выходит в 20.30, но не в четверг, как «Прайм-тайм», в в среду. По средам именно он прайм-тайм? Или настоящий прайм-тайм на Першому не каждый день?

Хорошо знакомые мне лица иллюстрируют программу «Война и мир». Оригинальное название носит телепередача, где двое ведущих приглашают в студию гостя и потом ведут беседу в самом естественном из возможных форматов — «на троих». По одежде ведущих сразу можно понять, кто из них «мир», а кто «война». Гости одеваются произвольно. Бигборды этой программы, являющейся переехавшей на телевидение радиопередачей, практически эквивалентны по содержательности картинке в кадре.  Лица большинства гостей тоже известны нам по бигбордам, правда, вывешиваемым, время от времени, в связи с другими событиями.

Однако, оставим программы телеканала профессиональным критикам, переехавшим недавно в новый офис на Подоле и начинающим новую, независимую жизнь. Я вернусь к рекламе.  Дорогая телепрограмма вышла, вы не находите? Это, правда, если оценивать про формальным признакам — срокам, ценам. Медийный рынок — он непрост и тут не все решают деньги. Однако, логично ожидать, что независимый телеканал, носящий гордое имя «общественный», расплачивается за все сам, хоть, правда, и нашими деньгами. Вернее, деньгами, которые были нашими. Оправданы ли эти затраты? И выбранный способ знакомства со своей продукцией? Я склоняюсь к ответу нет. И вот почему.

Формат лицо-телепрограмма-канал хорошо известен в мире. Но есть одно но, как теперь многие говорят благодаря Першому. Лица, телепрограммы и каналы во всем мире связаны в один неделимый продукт. Переход популярного ведущего с канала на канал — событие, как и выход его новой программы. На нашем рынке известные телевизионные лица давно утратили «привязку» как к программам, которые вели или ведут, так и к каналам, на которых работали или работают.  Новое же, неизвестное лицо, ничего не рекламирует, даже свою фамилию.

Чехарда лиц, названий и брендов делает хорошо работающий в других, рыночных условиях формат, абсолютно бесполезным у нас. И если кто-то, стоя в очереди на маршрутку или глядя в окно троллейбуса в пробке, задумается о том, что он видит на бигбордах Першого, то, скорее всего, в голову придет мысль о том,  что программы нового телеканала, которые ведут случайные люди, работавшие вчера на других каналах, а завтра — неизвестно где, образуют странный, понятный лишь их создателям, набор, каким всегда и отличался государственный академический телеканал УТ-1.  Набор так необходимый тем, кто на этом канале работал, и к которому были так равнодушны те,  кто его смотрел или пытался смотреть.

 

telegram