22
- Січень
2011
Posted By : Сергій Рачинський
Закон об информации. Принуждение к информированию (часть II)
Продолжение статьи о Законе о доступе к информации

13 января Верховная Рада приняла два закона, которые регламентируют доступ к информации: «Про внесення змін до деяких законодавчих актів України (щодо забезпечення доступу до публічної інформації)» и «Про доступ до публічної інформації». Этот текст посвящен некоторым положениям первого из двух законов, авторства народных депутатов Елены Бондаренко, Владимира Ландика и Юрия Стеця.

В первой части этой статьи я попытался проанализировать основные положения новой редакции Закона «Об информации» и сделал вывод, что в нем искусственно ограничивается право граждан на доступ к информации. Нас лишают возможности свободно, по своему усмотрению и потребностям получать необходимую нам информацию, теми способами, которые мы сочтем необходимыми. Закон, по сути, вместо этого поручает государству информировать граждан о том, о чем чиновник сочтет нужным, и делать это через СМИ.

Внимание: была информация, стала – продукция

Закон об информации уделяет особое внимание СМИ и журналистам. На первый взгляд, это логично и общество должно приветствовать такое внимание законодателей к медиасреде, в которой мы все сегодня пребываем и где в значительной мере потребляем информационный продукт.

Однако то, как это сделано в законе, вызывает больше вопросов, чем дает поводов для удовлетворения от работы народных избранников. Обратимся к тексту.

Дав весьма двусмысленное определение понятию «массовая информация», которое неизвестным образом должно помочь понять букву и дух закона, а также зарезервировав в законе место для термина «средства массовой информации», применяемого в наши дни разве что в статьях по истории журналистики и ряде ранее созданных законов о государственном регулировании тех же СМИ, авторы вводят понятия «информационная продукция» и «информационная услуга».

«Інформаційна продукція – це матеріалізований результат інформаційної діяльності, призначений для задоволення потреб суб’єктів інформаційних відносин. Інформаційною послугою є діяльність з надання інформаційної продукції споживачам з метою задоволення їхніх потреб.

Інформаційна продукція та інформаційні послуги є об’єктами цивільно-правових відносин, що регулюються цивільним законодавством України».

Несмотря на «глубину» формулировок, эти понятия в тексте закона больше не встречаются. Авторы, видимо, не рассчитывали, что кто-то дочитает текст их «информационного продукта» до конца.

Дочитавших же ждут еще несколько сюрпризов. Мы обнаруживаем статью 24 – «Стаття 24. Заборона цензури та заборона втручання в професійну діяльність журналістів і засобів масової інформації».

Как известно, Конституция Украины (КУ) запрещает цензуру. «Цензура заборонена», читаем мы в Основном законе. В Законе о прессе читаем: «Друковані засоби масової інформації є вільними. Забороняється створення та фінансування державних органів, установ, організацій або посад для цензури масової інформації». В законе о ТВ и радио тоже об этом сказано ясно: «Цензура інформаційної діяльності телерадіоорганізації забороняється».

Напомню, мы рассматриваем закон об информации. В самом его начале говорится: «Об’єктом інформаційних відносин є інформація». На каком основании авторы закона перешли от «информации» к «информационным продуктам» и занялись состоянием дел в СМИ, создающих этот продукт, абсолютно непонятно. Это как в законе о рыбе описывать содержимое консервов и гарантировать свободу рыбакам.

К чему, к чему доступ?

Абсолютно произвольная подмена общего и емкого понятия «информация» на утилитарное «информационный продукт», произведенный в недрах СМИ, переворачивает суть и значение закона буквально с ног на голову.

Мы ждем от закона регулирования доступа к информации. Любой, в какой бы форме она ни была представлена и кто бы ни был ее владельцем, создателем или распорядителем. Особенный интерес у нас есть к информации, исходящей из властных структур вообще и правительства в частности. При этом мы в курсе конституционного права граждан на такой доступ. Хотелось бы знать, что государство собирается в этой связи предпринять.

Вместо этого мы получаем, в который уже раз, заверение в том, что цензура в СМИ запрещена. И предложение воспользоваться услугами этих свободных от цензуры СМИ.

Но вот что не дает покоя. Отказавшись напрочь (и несколько раз) от цензуры, государство должно, по идее, окончательно утратить интерес к СМИ, оставив нам, гражданам возможность выбора, что и в каком издании читать. Вместо этого мы видим в законе детально прописанные гарантии их деятельности. Если СМИ свободны, то что в государстве им угрожает? Оказывается, так много, что пришлось выписывать частные случаи и напоминать журналистам об их правах.

Например, «при виконанні професійних обов’язків журналіст має право здійснювати письмові, аудіо- та відеозаписи із застосуванням необхідних технічних засобів». Или «журналіст має право безперешкодно відвідувати відкритізаходи» и даже «бути особисто прийнятим в розумні строки … посадовими і службовими особами».

Еще интересно, что «по пред’явленні документа, який засвідчує його професійну належність, працівник засобу масової інформації має право збирати інформацію в районах стихійного лиха, катастроф, в місцях аварій, масових безпорядків, воєнних дій». Т. е. если я гражданин и нахожусь в районе стихийного бедствия, то я не могу использовать свое конституционное право на сбор информации? А если я и того, вообще – блогер? Без удостоверения… Мне запрещено сообщать, что и зачем делают доблестные бойцы МЧС?

И это притом что тут же журналисту разрешено пользоваться, – умом непостижимо, – условным именем (псевдонимом) и распространять информацию! А гражданину с паспортом распространять ее, похоже, нельзя.

Замечу еще, что все перечисленное выше журналистам разрешено, «крім випадків, передбачених законом». Ни эти случаи, ни законы при этом не упоминаются. Естественно, ведь это все могут читать люди без удостоверений. У вас, читатель, есть удостоверение журналиста?

Право на аккредитацию

Выписав так подробно права журналистов, законодатели, стоящие на страже государственных интересов, конечно, подошли по всей строгости написанного ими же закона к тому, кого в этот круг посвященных допускать. Кого аккредитовать, а кого – нет.

Делается это с благородной целью. «З метою забезпечення права громадськості на одержання інформації через засоби масової інформації», – так написано в статье 26.

Маски сброшены. Вы хотите доступ к информации? Вы его получите – через средства массовой информации. И не важно, что в Конституции написано не совсем так. Вернее, совсем не так. Общественность имеет право получать информацию. Точка. Каким способом – это дело конкретного индивидуума. И если этот индивидуум хочет получить проект бюджета своего города, то он не должен ждать, когда об этом напишут в его городской газете получившие аккредитацию журналисты.

Собственно, с этого места рассматриваемый нами закон перестает быть законом, написанным гражданами для граждан. Он превратился в бюрократическую инструкцию, написанную чиновниками для своих подчиненных. Мне это уже неинтересно.

Что там могло бы быть

Вместо этой инструкции в законе о доступе к информации всем нам не хватило нескольких очень важных и простых мыслей.

Никакая деятельность в наше время невозможна без создания и распространения информации. Тем более – деятельность государственной системы, органов власти. С другой стороны, наивно рассуждать о свободе неинформированных граждан. Информация – это одна из основ свободы. Человек без информации не может быть полноценным гражданином. И информацию он должен иметь право получать ту, там и тогда, какую, где и когда он сочтет нужным. И сам выберет при этом форму, формат и объем необходимой ему информации.

Я очень хочу, чтобы наши газеты, журналы и телеканалы процветали. Я буду с удовольствием черпать там качественную и своевременную информацию. Но я не могу и не хочу быть их информационным заложником. Прошли времена, когда о том, что происходит в мире, мы узнавали из газеты, выбирая одну из двух. Или телеканала, без возможности выбрать.

Информация теперь везде. Она вокруг нас. Не мы к ней, а она к нам ищет доступ. Мы больше не копаем, мы теперь чаще фильтруем. Отсюда следует простой вывод.

Субъекты властных полномочий обязаны самостоятельно, в кратчайшие сроки и в полном объеме без дополнительных требований и обращений предоставлять в глобальной сети Интернет к свободному доступу всех граждан всю имеющуюся у них информацию. Любое умышленное промедление, попытка скрыть или исказить информацию считается покушением на основы государственного строя и карается по всей строгости закона.

А для всего остального у нас есть журналисты.

google+
telegram