New Media Institute

journalism, media business, social media and more

21 ГОД НЕЗАВИСИМОСТИ: УКРАИНСКИЕ МЕДИА ПОСЛЕ 1991 ГОДА (продолжение)

(Первая часть статьи)

Если говорить о своих медиапристрастиях, то, как и у многих других, за 20 лет они претерпели значительные изменения.

Я отлично помню, как ломился от выписываемой прессы наш почтовый ящик в подъезде в конце 80-х. Как и скудость телевизионного эфира того времени.

В Украине 90-х я какое-то время охотно читал журнал «Всесвіт», где выходили потрясающие переводы литературных произведений западных авторов на украинский язык, еженедельник «Зеркало недели», в котором я с удовольствием читал статьи Сергея Рахманина и колонки Александра Мартыненко, писавшего под псевдонимом, некоторые другие газеты и журналы. Позже я был постоянным читателем «Газеты 24», много читал «Галицькі контракти» и, время от времени, «Бизнес» и «Дело». Практически все это я покупал в розницу — подписка к тому времени потеряла для меня всякий смысл.

Вот уже лет 5-6 я практически не покупаю бумажную прессу. Еще недавно, я мог купить «Український тиждень», «Коммерсант» или «Контракти», но лишь изредка. Все мое медиапотребление перешло в онлайн.

Я пользуюсь RSS-ридером Feedly, в котором у меня около 300 наименований сайтов в более чем десятке категорий, среди которых много англоязычных. Я никогда не бываю на новостных лентах таких агрегаторов как ukr.net или korrespondent.net. Facebook приносит мне ссылки на статьи в УкрПравде или на других украинских сайтах. При этом, в Украине нет сайта новостей, который я хотел бы регулярно читать. Украинский Haffington Post еще не создан. Из российских —  я часто захожу на Газету.ру и еще на несколько общественно-политических изданий. Я много и охотно читаю «Живой журнал» — в ленте друзей я нахожу ссылки на разнообразные достойные внимания статьи на различных ресурсах.

Телевидение я еще окончательно не вычеркнул из своего медиа меню. Но там уже почти не осталось места украинским каналам. Изредка я смотрю ТВі (вечером), News One (утром) и спортивные программы. Я частенько смотрю русский «Дождь». А чаще всего — History Channel. Как оказалось, я давно не слушаю радио, за исключением некоторых программ Радио Свобода (русской и украинской редакций) в интернете.

Есть ли у нас медиа, которые влияют на реальную политику в Украине?

Именно ответы на этот вопрос было интересно читать на сайте, где проводился опрос. Позволю и себе высказаться на затронутую тему. Ответ мой краток — нет, не влияют. Медиа сами находятся под влиянием и часто, прямым контролем, тех, кто называет себя политиками.

Благодаря изобретательности политтехнологов, власть и оппозиция, сменяющие друг друга, где-то в глубине себя, верят во всемогущество телевидения и отсюда берет начало миф о том, что ТВ — инструмент, практически обеспечивающий победу в политической борьбе. Никаких подтверждений этому, насколько мне известно, нет. Да они никому и не нужны. Положение дел устраивает и тех, кого водят за нос и тех, кто в этом преуспел.

Главная проблема украинских медиа — отсутствие в стране политической и экономической конкуренции. Это, по большому счету, лишает украинцев необходимости делать выбор. Им все диктуют монополии, которые захватили все ключевые сферы жизни и главная монополия — это, вне всяких сомнений, государство.

Более того, медиа и не должны влиять на политику, на нее должны влиять граждане. Медиа должны помогать гражданам сделать осмысленный выбор, везде где это необходимо. Если оценить украинские реалии, то несложно заметить, что никаких инструментов влияния на политику у населения страны нет. В стране практически отсутсвует политический процесс — партии не имеют никакой связи с населением и нужны лишь их владельцам как бюрократическая формальность. Партии покупаются и продаются перед выборами, как справки из поликлиники для сдачи экзамена на водительские права.

Отсутствие необходимости делать выбор влечет за собой полную утрату интереса массовой аудитории к общественно-политическим и деловым медиа. Тот выбор, который еще остался в нашей жизни, вполне обслуживает информация полученная от друзей, близких и коллег по работе, а в последнее время — из социальных сетей. Потребность в профессиональной журналистике, целью которой как раз и есть помочь потребителю ответить на вопрос «продавать или покупать» (в самом широком смысле слова), в Украине так и не возникла. Выбор меньшего зла не требует задействования столь сложного и дорогого механизма как медиа.

За неимением спроса у публики, медиа вынуждены обращаться к интересам монополий и пытаться найти свое место в их обслуживании, в первую очередь, обслуживании государства. Однако у государства есть лишь одна функция требующая задействования медиа — это пропаганда. Отсюда наблюдающийся последние годы дрейф медиа в сторону оголтелой пропаганды государства, как единственного средства и инструмента решения всех без исключения проблем общества. У тех, кто читает прессу и смотрит ТВ, уже, наверное, набил оскомину непрерывный поток статей, интервью и «новостей» в которых речь идет о достигнутых «успехах» и планах на будущее чиновников всех уровней. Записные книжки журналистов забиты контактами депутатов, бывших и действующих министров, бюрократов и их обслуги — именно они стали главными «ньюзмейкерами» наших медиа.

С экранов и страниц исчезала жизнь, которой живут люди. Ее заменили пропаганда и безудержное, доходящее до абсурда, веселье, что делает журналистику, как вид деятельности, абсолютно ненужной.

 

telegram
журналистика

Рачинский • 10/09/2012


Previous Post

Next Post