Кому и зачем нужен украинский Forbes

К деловому журналу с эффектным иностранным названием Forbes в Украине уже успели привыкнуть, даже те, кто никогда не брал его в руки. Почти на всех станциях метро с обложек этого журнала на спешащих туда-сюда людей смотрят физиономии украинских миллиардеров. Недавно у журнала появился вебсайт, благодаря которому количество тех, кто говорит о себе «я читаю Форбс» вырастет многократно.

И правда, просматривая свою ленту друзей в Фейсбуке, я все чаще замечаю ссылки на статьи с этого сайта.

Те, кто издают Forbes — журнал, появившийся в свое время в Америке —  всегда подчеркивали, что это издание о больших деньгах и об успехе, созданном, в первую очередь, предпринимательскими усилиями. Упрощая, можно сказать, что это журнал, который пишет о таких людях, как Билл Гейтс или Стив Джобс, и который они же и читают. Среди читателей Forbes органично смотрится и Барак Обама, например, которому интересно узнать как работает и зарабатывает страна, избравшая его президентом, и о которой он уже многое узнал ранее, в университете и на государственной службе.

Зная это, непросто понять, почему журнал с такой концепцией и родословной появился в Украине. Большие деньги, равно как и большой успех, учит Forbes, достижимы лишь там, где господствуют законы свободного рынка, дух предпринимательства и где государство, образно говоря, пускают в ухоженную, полученную по наследству, посудную лавку экономики лишь на порог, любезно ему улыбаясь и хорошо (и регулярно) угощая чем-то вкусным.

Что общего эта картина имеет с Украиной, где посудная лавка экономики возникла в брошенном военном бараке, а государство вваливается туда без звонка,  не вытирает ноги и отнимает силой все, что не удалось спрятать? Уже школьники знают, что большие деньги и успех в нашей стране не результат предпринимательских усилий, а, в первую очередь, следствие усердного распила того, что принято называть госбюджетом, той кассы взаимопомощи этих успешных людей, где складываются деньги отнятые под видом налогов у населения и менее успешных предпринимателей.

Предпринимательская же активность, которую мы все наблюдаем и которая позволяет называть экономикой то, что происходит в осколке военно-промышленного комплекса СССР, в котором мы оказались в начале 90-х,  как на льдине отколовшейся от тающего айсберга, скорее способствует не росту числа богатых и успешных, а посильному сокращению количества бедных.

Ударники капиталистического труда

Было бы наивно думать, что появление журнала с иностранным названием — случайность,  прихоть его издателей, дань моде или, не дай Бог, обычная глупость. Есть все основания полагать, что такой журнал будет не только интересным, но и популярным. И не вопреки, а как раз в силу тех реалий, в которых он существует уже почти год.

Чтобы сэкономить время читателей, я буду краток и скажу лишь, что такое издание выполняет в Украине две главные задачи — отмывает деньги и строит мост.

Нет, конечно же журналисты и редакторы журнала не занимаются легализацией доходов от наркоторговли или нелегальных казино. Для этого в стране существуют более надежные и эффективные механизмы. Дело в том, что люди считающиеся у нас богатыми и успешными нуждаются в гораздо более дорогом сервисе чем money laundering — сервисе по отмыванию репутации. А так как их репутация, в первую очередь, базируется на больших деньгах, то отмыть надо именно репутацию этих денег. Думаю не ошибусь, если скажу, что такую задачу в нашей стране не ставило еще перед собой ни одно издание — ни общественно-политическое, ни деловое.

Почему этим делом занимается журнал, печатное издание? Потому что все люди имеющие большие деньги и нуждающиеся в легальной, по возможности правдоподобной, истории их получения, родом из СССР, самой читающей страны мира, если помните. Более того,  они прекрасно помнят эффект публикаций в таких изданиях, которые были «органом». В СССР, например, газета Правда была органом КПСС. Нет уже СССР, нет и газеты Правда. Ничего взамен не появилось. Что-то такое, что могло встать в ряд с боевым листком партии, чтобы после публикации там фейлетона, у его героя не было другой альтернативы чем положить партбилет на стол. Ну а история успеха была гарантией признания наверху.

Эту потребность в отмывании репутации денег и мечту «новой украинской буржуазии» о таком авторитетном органе и смогли разглядеть издатели Forbes.

Тут сошлось все. Никому для этого не нужен успешный издательский бизнес, не тиражи и доходы делали ту Правду органом.  Нужен некий высший авторитет, абсолютный, непререкаемый орган чего-то, публикация (а лучше несколько) в котором должна если не поставить точку в спекуляциях о происхождении денег и успеха героев с обложек, то хотя бы «осветить» их статус как предпринимателей, бизнесменов, крупных делков, вершащих судьбы своей страны в перерывах между концертами Элтона Джона.

Из своих, карманных медиа, на эту роль ничего не годилось. Ждать чего-то от власти, лидеры которой не способны даже себя показать избирателям в более менее приличном виде, тоже нечего. Выход один — нужно звать кого-то оттуда, где деньги лежат, заработанные непосильным трудом. И определить этот труд как предпринимательство, бизнес, важно тоже не столько здесь, сколько там,  в мире, откуда пришел к нам и местный «список Форбса», в котором они заняли первые места. Что на самом деле думаем все мы о природе их деятельности и истоках успеха их волнует очень мало, как мало волновало содержание мыслей читавших газету Правда ее кураторов сверху.

Вам русским языком сказано

Еще одна задача нового издания связана скорее не с прошлым, а с настоящим и возможным будущим. Таким, каким видят его создатели этого «инструмента украинского капиталиста». Капиталист этот, по их мнению, есть и будет русскоязычным.  И если нынешний еще сыплет украинизмами и, я цитирую Виталия Портникова, даже в Киеве никогда не назовет буряк свеклой, то будущий будет русскоязычным по определению. Потому что будет русским.

Объяснение выбора языка издания прихотью рекламодателей, не идущих в издание на украинском языке, возможно срабатывает с  чиновниками администрации президента, но даже среди завсегдатаев социальных сетей вызывает лишь улыбку. Украинский рекламный рынок, за неимением собственно рынка, уже давно взял на вооружение ценности экономики РОЗ (я цитирую Станислава Белковского) — распил, откат, занос. Выделяя при этом среднюю составляющую, что формирует в украинских реалиях нашу версию — экономику ОРЗ. В случае с Forbes ситуация может оказаться еще проще — отсутствие рынка сопровождается и отсутствием конкуренции. Собрав под одной крышей своей редакции всех признанных авторов, пишущих об экономике в Украине, новый журнал не только окончательно убил еще влачившую существование конкуренцию среди деловых изданий. Вслед за журналистами под эту крышу потекли и бюджеты рекламодателей, давно уже плативших не за «рост продаж», а под имя пишущего об этом секторе журналиста. Менеджер по рекламе понимал, что в случае сбоя с поступлением хоть и скромного, но стабильного потока денег, известный журналист, оказавшийся без работы, станет конкурентом за его собственное рабочее место и по поводу исхода этого состязания менеджер не питал иллюзий.

Гарантировав себе на какое-то время этим способом рекламный успех, напоминающий по природе успех многих из героев своих публикаций, журнал стал абсолютно свободен в выборе языка. И это  выбор был сделан в пользу языка соседнего государства. С одной стороны, это был реверанс в пользу инстинктов тех, с чьей репутацией приходится работать. То, что газета Правда выходила по-русски,  может показаться читателю слишком натянутой параллелью, но, как ни странно, очень точно передающей суть происходящего.

Украинский, как язык признания, этим людям просто не знаком. Они сами настолько дискредитировали всю деятельность государства по признанию заслуг своих граждан, что просто не хотели оказаться в одном ряду со странными персонажами, вроде исполнителей популярных песен, заехавших в Киев по пути из Ухты в Инту.

Если уж отмывать биографию и репутацию, то по-русски. Опять же понятнее тем «стратегическим партнерам», с кем приходится вместе работать. И от кого зависеть. Все это сделало сочетание английского названия и содержания по-русски оптимальным для тех задач, которые стоят перед редакцией.

Следует помнить, что ставка на ограниченное число местных успешных «предпринимателей от госбюджета» весьма недолговечна, даже если печатать по одной физиономии на обложке номера. Они просто скоро кончатся. Кому дальше продавать услуги? И тут на ум приходит значительно более обширная группа успешных людей с большими деньгами для которых русский — родной язык. Обкатав на местном контингенте концепцию создания  «истинной истории происхождения больших денег» и заручившись одобрением этих голых королей, украинский Forbes будет готов к работе на во много раз более богатом рынке. Откуда здесь участники русского списка Forbes?

Все-таки мы имеем дело не с журналом для многодетных мам или для вышивающих крестиком. Где как не в редакции делового издания, собравшего у себя весть цвет местной журналистики, могут проявиться контуры более-менее реального положения дел в экономике Украины? Даже мне, лишь фрагментарно знакомому с новостями, которые принято называть деловыми, ясно, что осколок военно-промышленного комплекса СССР из которого вскоре местными успешными бизнесменами будут выжаты последние соки и в который они вкладывают лишь то, что не удается вывезти за рубеж, перестанет генерировать не только большие деньги, но деньги вообще. Кому будут нужны эти руины индустриального прошлого страны? Тем, кто получает деньги иным способом, желательно из источников не зависящих от предпринимательского таланта получающего. В этой ситуации я считаю логичным посмотреть на северо- восток и увидеть там будущих капитанов большой украинской промышленности.

Forbes — это мостик в будущее, каким его видят те, кто внимательно смотрит на экономику страны.

Окончательная бумага

Обещание быть кратким, я похоже не сдержал. Поэтому буду закругляться, чтобы не злоупотреблять временем читателя и обращусь к еще одной цитате. Украинский Forbes это такая «окончательная бумага. Фактическая. Настоящая. Броня! Чтоб никакой Швондер даже близко не мог подойти!…» к большим деньгам заработанным в смутное время дележа имущества всесоюзного военного городка под названием СССР, который, что важнее, успешно продолжался и в независимой Украине. Авторитетный орган не только американского, а всего мирового сообщества богачей, с безупречной репутацией и большими традициями стал тем органом, который покрыл своим авторитетом тех, кто теперь признан «украинскими капиталистами» на бумаге.

Для героев статей и интервью было важно, чтобы это признание случилось ранее другого признания — чистосердечного, которое смягчает вину и может быть принято во внимание судом при вынесении приговора. И хотя такой суд может присниться им лишь в кошмарном сне, они ценят свой сон, свое здоровье. Им еще предстоит пожить по человечески, в новом статусе богатых и успешных людей, добившихся признания общества и сколотивших состояние рискуя жизнью, благодаря напряженному труду и незаурядному таланту.

 

telegram