Menu Sidebar
Menu
Washington Post newspaper

Купив Washington Post, Безос теперь должен победить Politico

Недавно сменившая владельца газета The Washington Post может еще поспорить за место под солнцем. Но делать это придется не в противостоянии с другими газетами, а в конкуренции с очень популярным веб-сайтом.

Несмотря на то, что с появлением интернета, многие газеты в США покинули медиа-пространство, остались те, кто чувствует себя даже лучше ,чем ранее, став главным чтением для определенных аудиторий, пишет в своей колонке в The New York Times Росс Доутет (Ross Douthat). Так, The Wall Street Journal стала газетой бизнес-класса, The New York Times обслуживает интересы интеллигенции и либерально настроенной профессиональной публики, а The Washington Post с ее влиянием и популярностью в Вашингтоне было уготовано место на рынке в качестве ведущего издания, освещающего политическую сцену в столице страны для тех, кто уже в политике, кто хочет туда попасть, и тех, кто обслуживает интересы первых и других. Это стало еще актуальнее в связи с ростом влияния Вашингтона на политическую повестку дня в США в последние 20 лет.

Почему же, при наличии такой перспективы, газету просто продали? Все дело в Politico, считает автор статьи.

Когда журналисты Джон Харрис (John Harris) и Джим ВандеХей (Jim VandeHei) ушли из The Washington Post и основали сайт политических новостей и аналитики Politico, они увели с собой значительную часть аудитории, которой газете очень не хватало, чтобы утвердиться в новых реалиях, где правила задавал интернет.

Сегодня именно Politico обеспечивает и задает политическую дискуссию в Вашингтоне и именно этот сайт является основным для всех, кто видит себя в политике.

Поэтому, пишет Р. Доутет, если Джефф Безос хочет преуспеть со своей газетой, ему придется серьезно отнестись к противостоянию с сайтом Politico. Это потребует больших затрат, считает автор статьи и делает однозначный вывод: «Чтобы The Washington Post преуспела, в Politico должны понести потери».

 

О сайте новостей, как кураторском проекте

Все больше времени отнимает работа над проектом новостного блога «Вісткар«, который я все-таки хочу вывести из стадии прототипа, в которой он находился последние полтора года.

Что бы там не говорили и не писали, но я абсолютно уверен, что в Украине все еще нет приличного сайта новостей. Вернее, те сайты, которые были созданы лет 10-12 назад, уже безнадежно устарели и давно перестали удовлетворять запросы более-менее требовательной аудитории. Большинство из них работают как агрегаторы, но при этом функцию отбора, фильтрации выполняют формально, в первую очередь, заботясь о количестве, а не качестве материалов, о получении трафика с разного рода трафикогенераторов и наращивая показы страниц, генерируя рекламные доходы.

Интересы публики давно в расчет не берутся. А ей уже давно хочется иметь что-то более современное и качественное. Но в Украине практически отсутствуют стартапы в сфере управления контентом. Именно, не создания контента, а управления им. Контента будет все больше и больше — новости будут поступать из все большего числа источников. А значит задача мониторинга, отбора и упаковки контента для своей аудитории, завоевание интереса этой аудитории, формирование ее, становится все более сложной задачей. У нас же стартаперы по прежнему крутятся вокруг коммерции, обслуживая интересы инвесторов, на второй день уже думающих о том, как вернуть вложенное накануне.

При этом, именно контент остается тем инструментом который привлекает покупателя к месту, где что-то происходит, продается, например. Все магазины уже выглядят одинаково и продают одно и тоже. Задержать потенциального покупателя можно лишь предложив ему удобную и интересную подборку материалов на интересующие его темы.

При этом, следует помнить, что интересы аудитории это, по большому счету, миф. Человеку интересен другой человек, и это знают в мире современного искусства, например. Аудитория должна приходить на на тексты, а на человека, собравшего эти тексты в одном месте. Сайт новостей должен стать продуктом продюсерской работы, или точнее, кураторской.

Я уверен, что мы доживем до времен, когда новостной пакет будет создаваться приглашенным куратором, который будет формировать ассортимент того или иного сайта, как сейчас это делают дизайнеры с внешним видом. Куратор подготовит и редакторов, которые затем будут выдерживать заданный курс.

Сайты новостей в интернете станут авторскими проектами и авторы эти будут гораздо более плотно связаны с тем, что отбирается, чем нынешние главные редакторы. Такая плотная связь неизбежно вызовет снижение количества и значительный рост качества текстов из которых формируется наполнение сайта.

Можно будет говорить о том, что сайт снова будут читать от «корки до корки», а не бегло просматривать пару-тройку заметок, навязанных рекламным баннером.  Снова будет важно увидеть всю картину, целое информационное полотно, а не фрагменты, силой связанные в бесформенную охапку.

Тщательный отбор, доработка и упаковка новостных сюжетов позволят брать читателя «за руку» с раннего утра и затем вести его в течение дня, обновляя для него информационную картину. Бросив последний взгляд на свой сайт поздно вечером пользователь будет уверен, что получил именно то, что хотел, от тех людей, которым доверяет. Два, три таких сайта полностью обеспечат потребителя полноценным новостным сервисом, к которому он возможно добавит узкоспециальные, нишевые источники.

Такие соображения двигали мной когда я начал экспериментировать со своим новостным блогом. Надеюсь мне удастся превратить его в жизнеспособную иллюстрацию такого авторского подхода к новостям в интернете. Уверен, что найдутся те, кто захочет поддержать этот проект.

 

Что непонятно у Бершидского?

У себя в Фейсбуке известный в Украине медиаменеджер Леонид Бершидский сформулировал три принципа, затрагивающие ключевые вопросы взаимодействия медиа и государства. Всем, кто их не понял, автор предложил его «расфрендить». Учитывая, что на карту поставлена ключевая функция социальных сетей, бывший главред сайта Forbes.ua придает своим формулировкам особое значение.

Я не собираюсь «расфрендить» Леонида Бершидского и планирую дальше читать его посты в Фейсбуке, но должен признать, что сказанное метром русскоязычной журналистики и колумнистом Bloomberg мне непонятно. Более того, я считаю, что автор ошибается.

Вот что пишет Бершидский у себя на стене:

1. Социальная миссия журналистики – защита слабых от сильных, в том числе всех – от государства. Невозможно осуществлять эту миссию на деньги государства. На них можно только защищать интересы государства или делать то, что государству так или иначе требуется.
2. У бизнеса миссия в первую очередь экономическая, а не социальная: он зарабатывает деньги, не нарушая при этом законов. Бизнесу все равно, кто платит деньги за его продукт, государство или дядя Вася из соседнего подъезда, — если это честно заработанные деньги.
3. Что в связи с этим делать, если ты занимаешься бизнесом, но также и пишешь тексты? Во-первых, тебе нельзя писать ничего, кроме колонок: ты не журналист, а предприниматель, и это все, что тебе можно. Во-вторых, твои публикаторы должны знать, чем ты занимаешься и какие у тебя возможны конфлиткы интересов.

Вещи о которых он пишет, действительно важные и касаются того, что, во многом, определяет нынешний вид медиапространства, как в России, так и в Украине. Именно поэтому я позволю себе прокомментировать основные положения этих трех тезисов, не стараясь полемизировать с ними буквально слово в слово.

1. У журналистики в первую очередь экономическая миссия, а не социальная. Как и у любого другого бизнеса, который пока еще возможен в наших условиях. Журналистика вообще — дорогой, но весьма эффективный сервис сбора и обработки информации, позволяющий членам общества сделать осознанный и выгодный им выбор, если перед ними он стоит и журналистика им по карману. Бедным журналистика не нужна — они далеки от того, чтобы выбор своего уровня основывать на дорогом продукте журналистов. Бедные — не дураки. И дорожат тем, что у них есть. Им хватает мнения друзей и собственного опыта. Наша журналистика пытается навязать себя бедным, продавая им некую «защиту», т.е. работая как рекет. Еще немного и это перестанет работать вообще — бедные уже создают систему самообеспечения информацией в интернете.

Защита сильных и богатых от государства — еще более безнадежная вещь. Сила и богатство у нас напрямую связаны с близостью к государству.  Наши журналисты могут пригодиться для шантажа одних сильных другими. Пока это единственная работающая бизнес-модель в наших странах, позволяющая журналистам зарабатывать много.  Здесь нет никакой социальной миссии — pure business.

У государства нет интересов. Они есть у людей, называющих себя государством. Они сильные и богатые, потому что грабят остальных под прикрытием закона. Сохранить это положение вещей и ограничить участие в коррупции и грабеже только своими людьми — цель пропаганды. Пропаганда — единственное на что люди государства дают деньги нашим журналистам.

2.  Бизнесу не все равно, работает он, или нет, на государство. Потому что у государства нет заработанных денег. Они отняты силой. Государство не участвует в свободном обмене. Бизнес работающий на государство становится частью системы и перестает быть бизнесом. Для многих бизнесов это цель их существования. В медиа — тоже.

3. Журналистика у нас все еще остается видом государственной деятельности, журналист — это отклик на государственный пароль «стой, кто идет», а написание текстов перестает быть привилегией журналистов. Более того, журналистом можно стать лишь будучи частью организации, которая в большинстве случаев, никакого бизнеса не ведет. Поэтому, если вы занимаетесь бизнесом и пишете тексты, т.е. вы журналист-предприниматель, то вы это делаете не будучи частью организации, поэтому единственное мнение, которое  вас интересует, это мнение аудитории, а она запросто поставит вас на место, возникни у вас конфликт интересов, предупреждали ли вы кого-то при этом или нет.

Прочитавшие это вправе сами решить — френдить или расфрендить меня в фейсбуке.

 

Американцы хотят выглядеть осведомленными в текущих новостях

Более половины взрослых американцев скорее предпочитают осведомленность в текущих новостях, чем возможность разбираться в спорте, знать больше о моде или следить за жизнью звезд.

Компания Wakefield Research опросила около 1 тыс взрослых американцев по просьбе Next Issue Media и обнаружила, что 56% опрошенных считают, что они лучше разбираются в текущих событиях, чем их друзья и знакомые, передает агентство UPI.

В то же время, с тем, чтобы выглядеть более осведомленными, некоторые люди готовы даже солгать. Более трети респондентов признались, что притворялись, что в курсе той или иной новости, чтобы произвести впечатление на собеседника.

70% американцев не упустят возможности поспорить с друзьями о текущих событиях и сюжетах из новостей вне зависимости от темы, причем 49% назвали политику основной темой, которую они охотно обсуждают с друзьями и коллегами по работе.

Второй по популярности для обсуждения в дружеском кругу темой был назван спорт  — 32%, далее, с 13%, результаты разного рода конкурсов и премий, а потом шла тема модных трендов (12%).

Оказалось, что 94% американцев обсуждают текущие события в кругу семьи, а 82% утверждают, что дискутируют на текущие темы довольно часто.

68% работающих американцев уверены, что осведомленность о том, что происходит очень важна для их карьеры, а 52% принимают важные финансовые решения на основе того, что они читают.

В среднем, 58% мужчин в США проводят больше времени читая о новостях спорта, чем занимаясь им или делая физические упражнения.

Американцы потребляют ежедневно новости, в среднем, из трех разных источников в медиа, тогда как  представители более молодого поколения, в возрасте 18-24 лет, пользуются не менее, чем четырьмя источниками.

 

Сергей Курченко проводит UMH в последний путь к выборам

Прошлая ночь запомнится всем, кому интересно, что происходит на украинском медиарынке.

Почти в полночь на сайте украинского журнала Forbes появились сообщения, окончательно подтвердившие слухи и догадки о том, что медиахолдинг Бориса Ложкина UMH group продается. Стало известно и имя покупателя. «Покупатель – компания, входящая в группу ВЕТЭК Сергея Курченко», сказано на сайте. О некоторых деталях сделки рассказал журналу, пока еще владелец UMH, Б. Ложкин.

Что такое UMH? Вспомним наиболее известные в Украине издания группы – газеты «Комсомольская правда в Украине» и «Аргументы и факты в Украине», «Команда», «Футбол», «Корреспондент», Forbes, «Теленеделя» и другие. Есть и радио — «Наше радио», «Авторадио», «Европа Плюс», «Ретро FM», несколько местных радиостанций. Партнером UMH в интернете является группа СКМ Рината Ахметова — холдинг United Online Ventures с порталами bigmir.net, tochka.net и i.ua.

Что важно знать из того, что сказал Б. Ложкин? Продаются все компании, входящие в UMH group. Пока нет ясности по поводу United Online Ventures, одним из акционеров которой также является UMH. Сумма сделки не разглашается, но продавцы не скрывают, что довольны результатом. Финансовые показатели холдинга на текущий момент не сообщаются, прошлогодние же, по словам топ-менеджмента компании, выглядят весьма позитивно — выручка холдинга составила около 160 млн дол.

До марта 2014 года операционный контроль над UMH group остается за нынешним менеджментом. «Все ключевые менеджеры продолжат работать до завершения сделки», – сказал Б. Ложкин, а это значит — до марта 2014 года, если все пойдет по плану.

Б. Ложкин также подтвердил, что продолжат выходить СМИ, издаваемые по лицензии – Forbes, Vogue, «Комсомольская Правда», «Аргументы и Факты», «За рулем» и другие.

В распоряжении Сергея Курченко оказались 98% акций UMH

Закончил свои тезисы Б. Ложкин, похвалив нового владельца. «Сергей Курченко на переговорах декларировал готовность вложить $100 млн в развитие компании в течение трех лет. С точки зрения интересов компании UMH, приход нового собственника с большим аппетитом к инвестициям является выгодным», – сказал Б. Ложкин.

Все пересказанное выше прозвучало в онлайне уже после полуночи. А незадолго до на сайте появилось сообщение от главного редактора Forbes Владимира Федорина, которое «оказалось в распоряжении» издания. Еще до официального подтверждения продажи самим холдингом, когда в большинстве подобных случаев главные редакторы изданий молчат и опровергают слухи до последней минуты, В. Федорин заявил, что считает «продажу Forbes Украина … концом проекта в его нынешнем виде». Главред журнала и сайта поделился и своими выводами о том, какие цели преследовал не названный им покупатель. Их три: заткнуть журналистам рот перед президентскими выборами; обелить собственную репутацию; использовать издание для решения вопросов, не имеющих ничего общего с медиа-бизнесом.

За несколько минут до этого сообщения, где В. Федорин сообщил также об уходе с 1 октября 2013 года с занимаемых им постов, на этом же сайте вышла новость о том, что владелец группы компаний ВЕТЭК Сергей Курченко договорился о покупке UMH group.

Амбициозная группа ВЕТЭК оплатит долги

Уже утром 21 июня на сайте UMH group была опубликована новость о продаже, где говорится что соглашение подписано именно в этот день — 21 июня. «Группа компаний ВЕТЭК и UMH group подписали соглашение купли-продажи 98% акций медиа-холдинга», говорится в сообщении.

ВЕТЭК приобретет акции большинства миноритарных акционеров в отдельных проектах, в том числе – у структур, аффилированных с Геннадием Боголюбовым. Опцион с Петром Порошенко по приобретению его долей в «Корреспонденте» и других совместных проектах был реализован еще в апреле.

В тексте читаем также о том, что «в связи с неблагоприятной рыночной конъюнктурой на мировых биржевых площадках совет директоров UMH group отказался от намерения проводить IPO и после консультаций с компанией Concorde Capital принял рекомендации работать с частными инвестициями».

Сообщение о продаже содержит также вывод Бориса Ложкина о том, что «амбициозная группа ВЕТЭК способна дать серьезный толчок развитию UMH, особенно в области новых медиа, включая покупки действующих бизнесов и в результате войти топ-10 крупнейших медиа-компаний СНГ».

Утро 21-го принесло и больше информации о том, что из себя представляет «амбициозная группа ВЕТЭК». Издание «Коммерсант-Украина» еще ночью выложило на своем сайте комментарий к происходящему, где говорится, что «официально владельцем группы ВЕТЭК считается бизнесмен Сергей Курченко. Но участники рынка называют одним из ее владельцев также народного депутата Артема Пшонку (Партия регионов), сына генерального прокурора. А также сына президента Александра Януковича».

В главном офисе Forbes, сообщает Ъ, поддерживают смену владельца медиагруппы. Так,  Мигель Форбс, отвечающий за глобальное развитие бренда Forbes и курирующий лицензионные издания под этим брендом, успел, тоже не дожидаясь официального сообщения о продаже, заявить: «Я очень рад новой возможности для Forbes Украина. Мы полностью уверены в управленческой команде UMH и считаем, что новое сотрудничество приведет к дополнительным инвестициям и расширению Forbes в Украине».

Ранее, читаем здесь-же, UMH и партнеры продали компании Vertex United одесских бизнесменов Бориса Кауфмана и Александра Грановского журнал «Фокус».

Нельзя не обратить внимание и на слова Б. Ложкина о том, что с приходом нового инвестора будет погашена большая часть долговой нагрузки, «которая составляет около $70 млн», при этом весь холдинг он оценивает в 500 млн.

Утром деньги — вечером стулья

Владея крупнейшим в стране медиа-бизнесом, Б. Ложкин давно фигурировал в новостях и слухах как потенциальный продавец своих изданий — оптом, и в розницу.  А последние несколько месяцев только ленивый не встречал в соцсетях разговоров о том, что  судьба UMH предрешена — бизнес вот-вот купит «семья».

Поэтому эффект неожиданности от происходящего был уже утрачен.

Покупатель — амбициозная группа ВЕТЭК — тоже успела засветиться в сделках, где ее участия ожидали меньше всего. И даже те, кому были безразличны успехи на рынке компании, о которой вчера еще никто не знал, слышали или читали, что действует она от имени «семьи».

Отбросив спекуляции и избыточную информацию о том, кто чем владеет и что сколько стоит — в нашей стране такая информация всегда условна — можно охарактеризовать объявленную сделку как скоропостижную.

Нет, никто еще не умер. Но на нас всех уже «повеяло ветерком из могилы». И первым это ощутил тот, кто больше всех пострадал бы от кончины — владелец крупнейшего медиа-холдинга Украины. Все последние годы его холдинг умирает. И вот настал момент, когда этого уже не скрыть. Макияж еще прикрывает проступившие во многих местах старческие пятна, но если сбросить умело сотканное из финансовой отчетности покрывало, становится ясно — все гораздо хуже, чем кажется. Жить всему этому осталось недолго. Вот и все новости приходят нам ночью, свет — мешает.

Миллионы выручки, лицензии и громкие имена — следствие не столько успехов бизнеса UMH, сколько уродливости рынка и отсутствия конкуренции, ведь многие виды уже вымерли, а другие чахнут прямо на глазах. Рынок, по привычке, называемый рекламным, дает еще живительные соки, но поддержание жизни в безнадежно устаревшем организме, пережившем свое время, становится все более дорогим удовольствием.

Кто-то должен за это удовольствие заплатить. И в стране, где оптимизм и амбиции прямо пропорциональны близости к госбюджету, желающие оплатить дорогие похороны самых престижных медиа-активов в стране, нашлись. Грех было не воспользоваться такой возможностью. Тем более совпали и другие благоприятные факторы — выборы, от которых на заинтересованных лиц тоже веет, если не могилой, то непривычной прохладой, и концентрация денег, достигшая апогея. Выборы надо выигрывать, пока есть деньги — тут дается только один шанс, и он настал. Медиа у нас давно считаются необходимым условием победы. Шантаж власти давно заменил издателям финансовую выручку. А претенденты на власть, не выбирающие средств, охотно верят мифу, о решающем влиянии медиа на избирателя, рожденному на Западе. Как и сами выборы, собственно.

К осени текущего года все медиахозяйство UMH окажется силами новых владельцев в комфортной палате реанимации. Некоторое время и усиленное питание и облегченный распорядок дня дадут позитивный результат. Середину 2015 года мы встретим с уверенно смотрящими вдаль рулевыми наших популярных изданий и радиостанций, к которым, вполне возможно примкнут телеканалы и сайты.

Скандалы и прочие формы оживления активности затем на время отвлекут от неизбежного. Оттянутый на пару лет конец, все таки, настанет. Обвал будет шумным, но недолгим. Все, что мы называем сегодня UMH group, прекратит существование в плотных слоях атмосферы.

Образовавшаяся пустота не сможет существовать долго. А то, что возникнет на ее месте, будет зависеть не от Бориса Ложкина, ищущего себя в качестве инвестора стартапов, или «амбициозного» Сергея Курченко, для которого все происходящее сейчас заменит опыт, которого он пока еще был лишен, а от нас всех, вернувшихся с тех самых выборов.  Весь фокус в том, чтобы они не стали и для нас похоронами.

(фото http://www.footboom.com)

 

Україна зараз у критичній фазі через спроби влади контролювати інтернет – експерт

Відлік історії українського сегменту інтернету офіційно розпочався 1 грудня 1992 року, і на сьогодні близько 20 мільйонів українців мають доступ до «світової павутини». Інтернет в Україні успішно розвивався ще й тому, що держава на певний час забула про це середовище, а зараз через те, що інтернет стає чимдалі потужнішим інструментом, держава починає приділяти йому все більше уваги, при цьому роблячи спроби накласти обмеження на «глобальну павутину». Таку думку в інтерв’ю Радіо Свобода висловив медіа-експерт, редактор сайту NewMedia.in.ua Сергій Рачинський.

– Зараз Україна переживає надзвичайно важливий етап у розвитку інтернету як технології, як інформаційного середовища. Цей процес має дві сторони: позитивна сторона – це те, що українці дуже активно йдуть в інтернет, кількість людей, які користуються інтернетом, постійно зростає. Україна є серед європейських лідерів за кількістю людей, які долучаються до інтернету. На сьогоднішній день існують різні оцінки, але я схиляюсь до того, щоб вважати, що від 17 до 19 мільйонів людей в Україні час від часу (хоча б час від часу) користуються інтернетом. Це пов’язано також з тим, що велика кількість мобільних телефонів, сучасних смартфонів дозволяє забезпечити доступ до інтернету дуже великій кількості людей.

З іншого боку, на тлі такого розвитку й популярності інтернету ми спостерігаємо досить небезпечні речі. Це, в першу чергу, постійне зростання тиску з боку держави, тобто інтернет в Україні розвивався, серед іншого, ще й завдяки тому, що держава на певний час забула про нього, вона не намагалася регулювати це середовище, не намагалася впливати на це. Але останнім часом, через те, що інтернет стає все більш потужним інструментом і інформаційним, і політичним, і економічним, держава починає приділяти йому все більше й більше уваги. А це, безумовно, виявляється в тому, що ми бачимо спроби накласти обмеження якісь, накласти контроль, тобто запровадити якісь речі, які стримують і не дають можливості реалізувати саме потенціал свободи, дуже важливий в інтернеті. Отже, ми можемо вважати, що Україна зараз перебуває в досить критичній фазі. Якщо політики зможуть реалізувати план такого контролю, він поки що має епізодичний характер, це не можна назвати системним тиском, бо небагато людей в українській політиці розуміють, що відбувається в інтернеті і як це працює. Але кількість спроб якось вплинути і загнуздати інтернет постійно зростає. Й тому зараз ми перебуваємо в критичному становищі: або інтернет втримається і залишиться своєрідним плацдармом свободи – надзвичайно важливим для всіх людей, або він перетвориться на підконтрольне державі середовище, яке буде значно обмежене у своїх можливостях і в перспективах.

– Чи існує інформація про кількість користувачів власне україномовного сегменту інтернету?

– Я не певен, чи зараз можу назвати точну цифру щодо користувачів україномовного сегменту, але можна сказати, що, незважаючи на дуже велику кількість контенту, який створюється російською мовою, динаміка процесу надзвичайно позитивна, тобто українська мова живе в українському інтернеті, і її застосування поширюється. В інтернеті ми бачимо набагато позитивнішу ситуацію, ніж у традиційних медіа. Українська мова в Україні фактично витісняється з традиційних медіа, її залишається все менше на телебаченні, її практично нема в друкованій пресі (за дуже рідкісними винятками), а ось в інтернеті кількість української мови постійно зростає. Це надзвичайно важливо, і ми можемо бути впевнені, що майбутнє саме за онлайном, тобто українська мова розвиватиметься саме як мова інтернет-користувачів.

– А як інтернет впливає на медійне середовище? Нещодавно в Україні стартував проект громадського інтернет-телебачення, який має стати першим медійним ресурсом України, незалежним від політики й бізнесових кіл. Чи, на Вашу думку, взагалі можливий такий варіант – незалежний від політики й бізнесу. І як Ви бачите цей проект?

– Я вважаю, що з історичної точки зору це важливий етап розвитку українських медіа, коли самі журналісти виступили з ініціативою створення такого незалежного медіа-ресурсу, який має виконувати функцію громадського інтернет-телебачення. До речі, в Україні зараз одночасно створюється два такі проекти. Один із проектів – це «Громадське ТБ», про який ми вже чули, і ще один проект із подібною концепцією називається «Спільнобачення». Обидва ці проекти об’єднує те, що вони хочуть бути частиною інформаційного спілкування, тобто вони не стільки хочуть щось мовити аудиторії (як традиційне телебачення), скільки стати майданчиком для дискусії, залучити аудиторію до створення нової інформаційної якості, і в такому вигляді це, фактично, перша революційна спроба. Сьогодні ще рано говорити щось конкретне. Ці два проекти перебувають у надзвичайно ранній фазі розвитку. Все залежатиме від того, як засновники цих проектів вирішать проблему фінансування. Багато залежатиме від якості програм, від того, наскільки точно журналісти зрозуміють, що хвилює людей, що люди будуть готові обговорювати, висловлювати свої думки і брати участь у цьому інформаційному обміні.

– Повертаючись до питання про захист приватної інформації: наскільки корисний і необхідний інтернет, і наскільки він небезпечний для користувачів і для держави?

– Зараз саме той момент, коли розгортається велика скандальна історія, пов’язана з тим, що в США оприлюднено інформацію про те, що спецслужби збирають інформацію про користувачів інтернету і якимось чином використовують її у власній діяльності.

Тут важливо розуміти дві такі речі. Перша: інтернет – це досить відкрите середовище. Його природа – це вільний доступ до всіх ресурсів. Отже, якщо ми починаємо користуватися інтернетом, ми маємо бути готові до того, що хтось намагатиметься збирати цю інформацію. В тому, що спецслужби різних країн (а це не лише США) збирають інформацію про користувачів і про процеси, що відбуваються в інтернеті, немає чогось надзвичайного. З іншого боку – чому нас це хвилює? Тому що людина сьогодні ще не звикла контролювати власне «прайвесі», свій приватний світ, який вона, можливо, хоче обмежити, не відкривати його повністю для людей, для організацій, для держави тощо.

Річ у тім, що інтернет відкриває доступ до інформації і водночас він дає всі необхідні механізми, щоб захистити цю приватну інформацію. Все залежить від того, наскільки кваліфіковано ми користуємося цими ресурсами. Враховуючи те, що люди набувають досвіду, я абсолютно впевнений у тому, що проблема з доступом до обмеженої (приватної) інформації так чи інакше збалансується, тобто люди навчаться контролювати ситуацію, вони розумітимуть всі ті небезпеки і всі ті проблеми, з якими вони будуть стикатися в інтернеті, і вони навчаться регулювати й дозувати ту інформацію, яку вони відкривають. З іншого боку, якщо комусь потрібна абсолютна анонімність, чи якийсь спосіб, так би мовити, небезпечного, тотально закритого користування інтернетом, то такі механізми й інструменти також існують. Скажімо, журналісти мають можливість вести досить безпечно свою роботу і обмежувати доступ сторін, з якими вони не хотіли б ділитися інформацією. В цьому плані інтернет – надзвичайно складна і розгалужена система, а ми перебуваємо на дуже ранньому етапі її використання, тому багато речей нам просто незнайомі. З досвідом ситуація має збалансуватися, і ми будемо більше захищені від нездорового зацікавлення держави чи спецслужб інформацією, яку ми не хотіли б розповсюджувати.

Радіо Свобода
Людмила Литовченко
LitovtchenkoL@rferl.org

Android пока уступает iOS по всем показателям кроме количества устройств

Став на днях обладателем, как было принято в свое время писать, ультрасовременного, смартфона на Android, я начал больше интересоваться тем, что происходит на мобильном рынке и вокруг него.

Среди первых мне на глаза попался интересный анализ от компании Flurry, которая весьма подробно изучает состояние на рынке и обладает уникальной информацией о нем из первых рук.

По последним данным Flurry, а это начало июня 2013 года, Android безоговорочно лидирует на рынке по количеству проданных устройств, однако, проигрывает конкуренту — iOS от Apple, когда речь идет о практическом использовании купленного устройства.

Если сложить все смартфоны ( где Android стабильно лидирует) и планшеты, где доминирует iOS, то мы получим, что Android имеет сегодня долю рынка в 53 % и идет в отрыв. Все прочие, кроме этих двух, системы остаются, образно говоря, где-то после запятой.

Android

Устройств на Android продается все больше

Ситуация, впрочем, меняется, если мы начинаем исследовать активность использования приложений (время использования приложений). Тут Android, который было сравнялся с iOS год назад, теперь отстал и довольствуется лишь уровнем в 80% от того, чего получил iOS, и доля эта продолжает падать.

Android

Android отстает от iOS по времени использования приложений

Кроме того, более давние данные показывают, что устройства на Android с приблизительно равной ценой генерируют меньший трафик, чем те, что работают на iOS, хотя разница становится все менее ощутимой.

Android

Активность использования в пересчете на одно устройство

В чем же причина такой ситуации? Наблюдатели приводят несколько объяснений.

Во-первых, сказывается демография. Аппараты на Android покупают люди с меньшим достатком и более молодые. Они просто не могут тратить больше на приложения и оплаты трафика. Более того, значительный прирост количества устройств идет в сегменте минимальных цен, и эта группа пользователей серьезно снижает общую статистику использования приложений.

В наших условиях, я думаю, пользователи выбирают, в основном, бесплатные приложения и фактор достатка в Украине играет незначительную роль.

Во-вторых, многие обозреватели говорят о проблемах с юзабилити на Android. Пользователи не всегда довольны своими приложениями, их непросто настроить и часто неудобно использовать. Что же, в ближайшее время у меня будет возможность самому убедиться в этом.

Третий фактор, о котором говорят и пишут специалисты — это фрагментация рынка устройств на Android. Проще говоря, они очень разные. Причем, по некоторым оценкам, до трети недорогих устройств не позволяют удовлетворительно использовать сервисы Google.

Для меня сервисы Google — основа моей деятельности в онлайне. Уже многие годы, где-бы я не работал, я настойчиво советовал коллегам переходить с офисных приложений от Microsoft на Google Docs. Получив в свои руки флагманское устройство с большими возможностями, я буду активно осваивать использование этих сервисов на мобильной платформе и надеюсь на позитивный результат.

Заканчивая обзор конкуренции на рынке следует добавить, что Apple зарабатывает больше на своих устройствах и среда iOS пока активнее с точки зрения внимания разработчиков приложений. Но тут ситуация может измениться в любое время.

 

Блогосфера самообслуживания

Сегодня 14 июня есть хороший повод поговорить о блогах и блогерах. Это уже сделали на сайте «Медиаграмотности» — там несколько известных в онлайне людей ответили на вопросы об украинской блогосфере и, конечно, о том, чем блогер отличается от журналиста. Это примерно то же самое, что спросить чем функции журналиста отличаются от функций таксиста или преподавателя вуза.

Вообще всерьез обсуждать то, что множество людей разных профессий (и функций), которые вместе и составляют блогосферу, заменят журналистику,  по меньшей мере, странно. Противопоставление журналистов, среди которых много блогеров, и блогеров, среди которых много журналистов, — это следствие невысокого уровня той самой медиаграмотности, как среди журналистов, так и среди блогеров.

Тем не менее, на заданные вопросы там были получены ответы и их очень полезно прочитать любому, кого интересует состояние дел в медиапространстве нашей страны. На эти темы у нас пока еще говорят очень мало.

Именно скудость дискуссии в нашей стране, отчасти, оправдывает мою попытку также ответить на незаданные мне вопросы. Т.е. ниже я займусть саморекламой, ведь по сути, вся реклама — это попытка отвечать на незаданные вопросы.

Блогосфера и жизнь

Появление и развитие блогосферы ничем не отличается от судеб иных занятий людей в нашей стране.  Как раньше они массово ушли на дачные и приусадебные участки, чтобы просто прокормить свои семьи в то время как на полках магазинов было пусто, как совсем недавно они массово занялись предпринимательством, чтобы заработать какие-то деньги в стране, где нет достойной работы и зарплаты, так и сейчас многие из нас ушли в блогосферу, потому мы хотим знать как мы сами живем, в то время как медиа так и не осилили эту задачу  и плюнули на нас, начав обслуживать тех, кто способен заплатить сразу и много.

Блогосфера — это сфера самообслуживания населения брошенного журналистикой на произвол судьбы. Виноваты тут не журналисты, а, как и в случае с дачами и вынужденным предпринимательством, все дело в экономическом укладе, а если точнее — в отсутствии свободного рынка.

При этом, нам повезло. Извращенной экономики никогда бы не хватило для расцвета блогосферы, если бы не интернет, о котором на время забыло государство. Интернет дал нам все необходимое, чтобы начать информировать друг друга и наладить посильный (но абсолютно свободный) обмен мнениями. Как выглядит такая блогосфера? Так же как и современное сельское хозяйство на дачах и частный бизнес на базарах, заполненных предпринимателями — кое-как. Есть очаги инициативы и желания поработать, но, вцелом, картина удручающая, потому что блогосфера тоже нуждается в свободном рынке.

Как и любой другой человек, стремящийся реализовать свои интересы и амбиции, блогер неизбежно сталкивается в лобовом конфликте с интересами государства и даже сообща победить вязкость и тупость онлайновым писателям и снимателям пока не удается. Если государству надоест эта пикировка и оно вспомнит об интернете всерьез, то блогосфера превратится в заповедник для избранных, или умрет вообще, как и почти все, до чего в нашей стране уже дотянулась рука государства.

Отсутствие рынка приводит к тому, что все мы, население, перестаем нуждаться в информации. Она просто ничего не стоит, ее некуда применить, даже если у вас она есть. А тем более мы не можем позволить себе такую роскошь, как нанимать журналистов для получения этой самой информации. Они дороги, капризны и вообще — это ручная работа. Почему мы равнодушны к информации? Потому что у нас нет выбора.

Мы в жизни ничего не выбираем по-крупному, по-взрослому. Да, мы выбираем модель телевизора в магазине и даже ходим на выборы, где выбираем из двух зол меньшее. Но для такого выбора нам хватит совета друзей, мнения родных и близких, жребия, наконец. Такой совет мы и находим в блогосфере — среди своих, таких же.

В том мире, где выбор — всерьез, где от этого зависит судьба человека, семьи, страны, где люди рискуют правами и свободами, делая выбор, они уже давно не полагаются на родных и близких — они платят профессионалам, журналистам, за изучение и формирование картины мира, за возможность получить от них информацию, чтобы затем сравнить и выбрать. Это дорого, но без этого — еще дороже.

Вопрос, по большому счету, один: продавать или покупать

Представьте себе фондовую биржу — вам нужно решить, продавать или покупать? На цену акций влияет все, ведь вокруг — рынок. Вы запросто потеряете, если возьметесь самостоятельно анализировать все факторы. Вы идете к медиа за советом и обобщенной картиной. А потом принимаете ответственность за выбор.

Если, при этом, вам попадается блог фондового аналитика, вы и ему заплатите за уникальный опыт и знания, но — на свой страх и риск. Этот симбиоз медиа, дающих надежную, но неглубокую картину мира, и блогосферы, где есть уникальный анализ, не доступный журналисту, но нет гарантий и традиций, присущих массовым медиа, и формирует ту уникальную медиасреду, о которой мы читаем книжки и которую видим в кино.

Покупать или продавать, в широком смысле — это выбор, который отражает все разнообразие выбора вокруг нас. Это и выбор политической силы, и выбор системы образования, и места жительства, и работы. Мы, так или иначе, во что-то вкладываемся или от чего-то избавляемся. Поэтому мне нравится этот пример.

Но у нас нет фондового рынка, у нас нет рынка вообще. Мы, в большинстве своем, рискуем мало и понемногу, а знакомство и блат заменяют нам информацию и аналитику. Тем более произвол власти не поддается анализу и прогнозу. Поэтому мы ищем в медиа, не новостей, а развлечений и отвлечений от реальности, эмоций, а не данных. Большего погружения в реальность мы уже не выдерживаем.

Именно поэтому аудитория прессы, все еще пытающейся нас информировать, стремится к нулю, а у блогосферы — невелика. Она формируется не теми, кто хочет что-то узнать, а теми, кто хочет поговорить — т.е. кому важно наладить обмен. Высказываться самому и слушать других, иметь отклик, реакцию. Это служба взаимопомощи в мире, где информация перестала быть нужна.

Конечно, среди нас есть люди, которым нужна информация и для которых она имеет цену. Но их, этих людей мало, и каналы получения и распространения информации у них тоже свои — для избранных. Им не нужна массовость, она им вредна. Эти каналы работают исправно, но время от времени и из них происходят утечки — случайно или сознательно, в прессу или блоги, нарушая спокойствие участников процесса. Но не надолго. Волна затихает и все возвращается на круги своя.

Вязкость и инертность среды побеждает.

Сегодня и завтра блогосферы

Что нам ждать от медиасреды и блогосферы в ближайшем будущем?

Тяжелее всего придется молодым журналистам. Их более опытные коллеги, не попавшие в число депутатов, монополизируют проекты, названные гражданскими или социальными, в которых будут получать содержание от государства, продолжая явно или неявно на него работать и дальше. Молодежи придется отказаться от старой модели — найма в медиаорганизацию, где им будут все меньше платить и все больше требовать за это — и начинать свои самостоятельные проекты, осваивая вынужденное предпринимательство. Объединяясь с такими же коллегами во временные коллективы, они смогут производить контент и поставлять сервис который, скорее всего, будет востребован брендами, и не только в Украине, но и в других странах.

Эти вчерашние журналисты и станут завтрашними как бы «блогерами», только организованными и более нацеленным на заработок. Традиционный блогинг будет переживать стагнацию. Те, кто захочет больше общения уйдут в соцсети, где процесс развивается вокруг личности, а не вокруг текстов, как в традиционном блогинге.

Традиционный блогинг будет страдать от двуязычия педалируемого государством — тексты будут все менее грамотными, слабыми по стилю и содержанию, и все чаще будут вытесняться фото, картинками и инфографикой, бум которой напрямую связан с утратой способности внятно и ясно излагать свои мысли словами.

Приход в сеть людей старшего возраста не даст еще какое-то время умереть словесности в онлайне, а развитие украинского языка, вытесняемого из традиционных медиа, будет происходить в первую очередь в онлайне и будет добавлять позитива в общую картину.

При этом важно помнить, что мы находимся на очень раннем этапе освоения интернет-технологий и по мере знакомства с ними все большего числа молодых людей мы увидим много нового и интересного, в том числе и в технологиях самовыражения в сети. Мультимедийные проекты, где будет больше видео, чем текста, станут доминировать на экранах мобильных устройств, с которых мы и будем бороздить глобальную сеть.

Засилие монополий, подавление конкуренции, вмешательство государства негативно отразятся на развитии рекламного рынка и это повлияет на расклад сил и денег, от которых будет зависеть активность в медиа. Доминирование крупных агентств, не заинтересованных в прямом выходе брендов на свои аудитории и началу их общения между собой в сети, приведет к тому, что эффект от увеличения количества денег в онлайновой рекламе будет компенсироваться засилием устаревших, но проверенных в прошлом, технологий, снижающих общую эффективность рекламы, но оставляющих посредникам их долю.

Забудьте об информировании, будущее — в образовании

Несмотря на довольно скромную общую аудиторию блогов, среди них появятся те, кто не будет уступать отдельным изданиям по числу читателей, однако, заработать на популярности им будет сложно еще очень долгое время. Поэтому успешные блоги в первую очередь станут частью проекта создания персонального бренда блогера, который при этом будет конвертировать эту популярность в деньги в других сферах — консалтинге, тренингах, обучении.

Ближайшее будущее блогинга не в информировании, а в образовании своей аудитории. Преуспеют те блогеры, которые смогут превратить свои блоги в обучающие проекты в тех областях знаний, где будет основной спрос.  Поможет здесь то же государство, которое своим вмешательством будет и далее губить сферу образования в стране.

Делясь полученными ранее знаниями, учась вместе со своей аудиторией, общаясь с ней, блогер таким образом будет выполнять важнейшую социальную миссию по возрождению общественного и личного самосознания людей, их политической и экономической грамотности, повышению их культурного уровня. Люди всегда будут хотеть знать больше — в этом спасение блогинга в таких странах, как наша.

Соответственно, среди блогеров будут выделяться успешные проекты за которыми будут стоять авторы, выбравшие образование аудитории своей целью. Именно эти люди сделают главный вклад в возрождение страны, в формирование гражданского самосознания, достоинства и самоуважения людей, в осознание ими своих прав, в развеивание мифа о «государстве».

Те же, кто называет себя государством, быстро осознают эту угрозу, а образованный народ — главная угроза для начальников всех мастей. Поэтому легкой жизни блогерам не видать.

(иллюстрация — stanford.edu)

Newer Posts
Older Posts

New Media Institute (Kyiv)

journalism, media business, social media and more

Сергій РачинськийБлог Сергія Рачинського про нові та старі медіа, контент, інтернет і сучасну журналістику.

Підписатися на медіа-дайджест The Rachinsky Report — за цим посиланням: https://www.getrevue.co/profile/sergiy-rachinsky

 

Популярне (перегляди)